?

Log in

No account? Create an account

КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

В ЛЕСУ СЕГОДНЯ
buroba

ХОЗЯЙКАМ НА ЗАМЕТКУ
buroba

Обычно хозяйки делятся множеством советов, но я не очень хозяйка и не любитель делиться своим небогатым кулинарным опытом. Поэтому я делюсь одним единственным, открытым мною на днях.

Речь пойдёт о котлетах. Это вкусное кушанье все готовят по-своему и не торопятся открывать тайну приготовления, добытую в долгих и непростых экспериментах.
У меня же нет таланта готовить по рецептам, шить по выкройкам и жить по плану. Но, вернёмся к котлетам.
Не то, чтобы я часто задумывалась кормить ими моих близких, но иногда приходится и каждый раз от этого немудреного занятия я прихожу в некоторое раздражение от пустой траты времени. И вот, что я придумала.
В нашем доме есть два проигрывателя и пластинки, которые я бережно храню и слушаю, а также есть ещё много возможностей слушать музыку превосходного качества. Даже летом на веранде за вечерним чаем она услаждает слух из уличных динамиков.
Но с котлетами музыкальное сопровождение работает плохо и тогда я вспомнила, что давно собиралась услышать «Евгения Онегина».
Я много раз тем или иным боком касалась «Е.И.». И читала с переживаниями в юности, и слушала-смотрела, и в детстве любовалась своим старшим братом, который учил наизусть Онегина и до сих помнит. Но если бы не котлеты, кто знает, может быть я бы упустила великолепную возможность услышать целиком «Евгения Онегина» в исполнении Смоктуновского.


Старые фотокарточки
buroba


Этот снимок один из самых любимых. Не только потому, что на нем мой совсем молодой папа. В этом чудовищном сплетении столько доброй наивной веры, столько веселого послушания, такое мощное отрицание зла, нависшего над ним, что нарушить его никакой критике не по силам.
30-е годы. Мой папа, еще не встретивший мою маму, смеется в левом углу в черной майке. (За человеком в белых штанах).


ЛЕТО В ОКТЯБРЕ
buroba



Осенний сон
buroba
Какие цепкие эти маленькие утренние сны. Мне снилось, что я спрашиваю у знакомой, отчего даже в каждой запятой я пытаюсь искать смысл.
Эта знакомая, весьма близкая мне по духу, смотрит на меня понимающим холодноватым взором и усаживает на стул подождать, пока она закончит со своими делами.
Стул немного высоковат и до пола я едва достаю, кроме того, по сторонам пол обрывается в глубокие траншеи и я закрываю от ужаса глаза.
Я закрываю глаза и начинаю просыпаться от дымного смрада, остатки которого ещё висят под потолком.
Хорошо, что Мех исхитрился открыть заслонку и вывалившееся из камина пламя удалось потушить. И пока я неслась на кухню за водой, в абсолютно пустой голове был только страх за кота и собаку.
А заслонка случайно захлопнулась, когда Мех ворошил кочергой картонную упаковку.

ЧТЕНИЕ 4
buroba

Шолом-Алейхем
«ПЕСНЬ ПЕСНЕЙ»

Эта книжка у меня совсем недавно. Я ничего о ней не знала, пока она не попала в мои руки. И это при том, что и «Мальчик Мотл», и все другие прелестные рассказы Шолом-Алейхема были зачитаны до дыр в самом раннем детстве.
Я прочла ее несколько раз подряд и восторг от чтения не только ни притуплялся, а напротив, все глубже проникал в сердце.
Этот ПОДАРОК ПОДАРКОВ подарила мне моя дорогая подружка Веточка Elizaveta Lindina.
— Ты не читала эту книжку? — удивленным голосом спросила она и книжка в один миг оказалась у меня. Я не знаю, как происходит сохранность культуры при многолетнем и безжалостном ее истреблении, но встреча с Ветой отвечает на многие вопросы, связанные с выживанием в бездушном пространстве.
Я не смогла этой зимой навестить мою любимую подружку, мы даже не совершили наш ритуальный поход за родниковой водой в Покровско-Стрешнево, но на Щукинской кухне наговорились вдоволь.
В следующий раз я обязательно пройду по садовой дорожке, поглажу мягкую спинку серого кота, обнимусь с чудесным мужем Веты Андреем и сорву с грядки маленький колючий огурчик.


Дорогое чтение 3
buroba


Вторая сверху полка занята любимыми художественными альбомами, большая часть которых живет в другом шкафу. Но не в том, который думал, что он посудный, а в стоящем в одной с ним комнате с открытыми верхними полками и закрытыми дверцами двумя нижними, где все, что связано с историей моей семьи.
Среди самых любимых — EL GRECO. Альбом посвящён одной картине — «THE BURIAL OF THE COUNT OF ORGAZ” ( «Погребение графа Оргаса»).
За ним книжка, о которой я сегодня собиралась рассказать, но жаль обижать Эль Греко, он уже приготовился слушать давно знакомую о себе историю.
А было так. Мы с Мехом и нашей ещё небольшой дочкой Белкой поехали погулять в NY. В багажнике машины ехала Лили — в тёплой не по сезону меховой шубе морская свинка. Привычная к путешествиям свинка сидела в клетке и всю дорогу грызла корм, который ей подкладывала заботливая Белка. У нас с появлением Белки какого только зверья не перебывало — и мышей-свинок, и кошек-собак, а однажды в маленькой клетке жил страшный и чёрный паук Тарантул. Принесенный из школы на летние каникулы.
Сотни дождевых червей, легкомысленно выползших на дорогу, были спасены нашей Белкой и даже мой с Мехом союз мог бы рухнуть без ее абсолютного знания о любви.

Мы приехали в НЙ и, оставив свинку у друзей, всласть погуляли, посетив напоследок Метрополитен.
Это было так давно, что я не помню какой-то специальной выставки, но мы обошли знакомые залы и перед выходом зашли в музейный магазин, где стали подыскивать подарочки нашим друзьям, у которых собирались заночевать. И тут я увидела этот альбом. Какое-то время я повисела над ним, потом осторожно перелистала и, стараясь не замечать астрономическую цену, закрыла навсегда.
А назавтра был мой день рождения и, проснувшись раньше всех, я стала поправлять неудобную подушку и нашла под ней этот альбом.

четвертое сентября
buroba
Волна из расплавленного бутылочного стекла напоминает по виду напиток Тархун. А так - похожа на счастье.


ОДИН ГОД
buroba
НАТАША ВАСИЛЬКОВА. such_a_man

https://youtu.be/CKLa8j06lkw

ОСЕНЬ
buroba
Часть первая.
Дирижирует Кузнечик
.