?

Log in

No account? Create an account

КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

(no subject)
buroba

О КИНО

Иоселиани говорит в одном из интервью, что фильм Ильи Авербуха «Чужие письма» его любимый.
Я очень люблю Отара Иоселиани, его фильмы в свое время были для меня подножным кормом, как и «Городской романс» Авербуха, как Хуциевский «Июльский дождь», как сотни прекрасных картин, летевших когда-то в мою ненасытную благодарную душу.
Прошло время, много времени, вместе с ним ушли мои юные восторги. Ушли, оставив во мне слабый отсвет чужого счастья, чужих страданий с модным тогда долгим расставанием.
А «Чужие письма» я посмотрела. Надо было смотреть тогда, во времена здорового аппетита. Я могу допустить, что Иоселиани виднее. А еще он объявил, что не любит Верди. Расстроил меня.
Феллини, напротив, Верди любил. Но его фильмы не старятся не только по этой причине.
А недавно я взялась смотреть оригинальную версию «Фанни и Александр». Мало того, что представление около шести часов, там столько невозмутимого занудства, что два часа просмотра истощили весь запас терпения. Но это мелочи в сравнение с мастерством великого Бергмана.
На «Земляничной поляне» я оказалась случайно. У моего старшего брата был лишний билет и никого, более подходящего для похода на Неделю шведских фильмов, под рукой не оказалось.
Была зима на самой заре моей жизни. Это я хорошо помню. Ещё коньки в руке, завязанные шнурками на бантик, и любимое состояние продолжения одного праздника следующим.
Я тогда не просто оказалась на Земляничной поляне, я въехала в неё со всеми своими потрохами.
Я не берусь рассуждать о кино, просто делюсь впечатлениями.
Тогда же Видерберг «Хедвиг Эльвира». Потом он стал называться «Эльвира Мадиган». До сих пор перед глазами зелёная лужайка, девочка в красном платье в мелкий белый горошек и в очках сдувает с одуванчиков пушинки. Даже через много лет именно эти первые кадры, хотя там и дальше есть, чем восхититься.
Последний мой фильм Бергмана «В присутствии клоуна». В нем есть то же волшебство, какое было в Поляне.
Невозможно перечислить все ценное, что я нашла для себя в кино. Вот ещё из моих запасов.
«Магазин на площади» 1965 г. Режиссеры Ян Кадар и Эльмар Клос. Через много лет мне удалось им завладеть и пересмотреть. За это время на тему Холокоста были сняты сотни картин, страшных, беспощадных, ушедшей далеко вперёд аппаратурой, и «Магазин на площади» показался мне слабее хранящихся в памяти впечатлений.
Но пересмотренный дважды он стал прежним, таким, каким впитала его тогда я, неуверенное смешное существо двадцати лет.
Ночи Кабирии, Дорога, Амаркорд и весь остальной Феллини со мной навсегда. «Казанова» один из любимых на сегодня.
Удивительный режиссёр Генрик Малян. Его фильм «Пощечина».
Фильм Романа Балаяна «Первая любовь»
Михаил Калик. Рядом с ним Микаэл Таривердиев.
«До свидания, мальчики», 1966. Трудно поверить, но его в том же году показали в нашем дворовом кинотеатре Прогресс, после чего фильм надолго исчез. Но только не из моей памяти. В 1991-м году Михаил Калик снял фильм «И возвращается ветер». Абсолютно пронзительный фильм, несмотря на несколько слегка затянутых, на мой вкус, сцен.
И совершенно гениальный эпизод выхода измученного лагерного доходяги в послевоенную Москву. С фибровым чемоданчиком, в драных ботинках, в какой-то помятой шляпе смотрит на счастливую советскую толпу. В его глазах несоизмеримая с жизнью горькая, отчаянная усталость.
Похоже на сегодняшнюю Москву.


ЧТЕНИЕ
buroba

Последнее время меня так и тянет на сказки. Это очень хорошее укрытие от разных невзгод. Конечно, можно укрыться и в других литературных жанрах, но сказки самые удобные. В детстве мы с сестрой только и делали, что читали, наверное, тоже укрывались от мало приспособленных к жизни условий, но тогда мы ничего такого не понимали и были довольны нашим прекрасным детством. Однажды на круглом столе, занимавшем половину убогой комнатки в Сокольниках, появилась книжка в твердом переплете с волком на обложке. К этому времени мы уже хорошо были знакомы с издательством Сытина и знали, откуда у нас три роскошных книги из серии Золотая библиотека, выученные наизусть задолго до полного понимания.
Откуда взялась книга с волком на обложке я не знаю, но долго она бередила мое воображение, пока не утихла в отведенном ей уголке памяти.
А потом книга пропала. И автора я не помнила. Но не так давно я нашла его по названию одной из историй, а потом нашла и саму книжку с волком. Но только не настоящую, а на картинке. Имя автора - Засодимский П.В.
А история называлась "Ринальдово счастье".
Еще в этой книжке были короткие миниатюры, полные неземной печали, с виньетками и милыми поникшими цветами.

Вот о счастье, кому интересно. Просто щелкать на книжку и она будет перелистываться.

https://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/123456789/43797…


ЧАСЫ С КУКУШКОЙ
buroba
Жил да был один мой родственник. Но во время события, о котором я собираюсь рассказать, он был родственником другой семьи, где росла небольшая девочка Галька.
Это уже потом, когда судьба уготовила ему встречу с моей сестрой, его близкий друг, тоже, между прочим, состоявший с упомянутой семьей в близком родстве, прямо заболел от зависти, увидев ее. На что мой, уже почти состоявшийся родственник, намекнул ему, что имеется еще одна, точно такая же, сестрица. И карусель закрутилась. Но этот сюжет к нашей истории имеет самое косвенное отношение.
А что до события, то оно произошло в самом центре Москвы на нынешней Маросейке, где проживал тогда мой будущий родственник. Назовем его М.
Однажды М. пошел в зоомагазин и купил там в подарок небольшой девочке Гальке аквариум с двумя хомяками.
Он вообще был (и есть) большой любитель дарить разные необыкновенные вещицы. Перед хомяками, к примеру, он сам сложил из карандашей домик с крылечком и часами, из которых выскакивала и кукукала кукушка.
Первое время хомяки очень забавляли Гальку, но, оказавшись случайно разнополыми, они стали быстро размножаться не учитывая скромные габариты квартиры.
Тогда М. сложил хомяков в просторные карманы своего китайского плаща (в Москве тогда были в моде эти китайские плащи двух цветов - дождливо-серого и рвотно-песочного) , пошел в скверик у памятника героям Плевны, сел на скамейку и незаметно под эту скамейку выложил из карманов хомяков.
Через некоторое время, проходя мимо, он услышал разговор двух дворников о появившихся в сквере множестве нор, а еще через месяц галькин дед, большой любитель шахматных турниров в сквере, жаловался по телефону приятелю - развелись, понимаешь, мелкие такие, играть не дают, мыши не мыши... А, вот, вспомнил - хуяки!


КРАСНЫЙ СЛОНИК
buroba

Сегодня утром я съела второго слона. Первого вчера съела Мишуля, а третий, из молочного шоколада, остался один. Он стоит в деревянной шкатулке с хорошо подогнанной крышкой и может не беспокоиться за свою жизнь. Я его не съем и сохраню на память. Тем более, что на вкус эти слоны не так хороши, как мыши, хотя у них и спрятан в районе хобота лесной орешек.
А пока я, с легким привкусом потери, поедала второго слона, пришла мысль и о некоторой моей, а не только дочери моей старшей, причастности к слонам, которых она шьёт, рисует, лепит и дарит к чаю своей непутевой мамаше.
И, действительно, слоны, с моей легкой руки, появились за день до рождения моей славной крошки. Вернее, это был один вязаный из красной шерсти небольшой слоник.
Немного красной шерсти, из которой я ещё на воле связала для будущего детеныша свитерок и шапочку, удалось нелегально пронести в родильный дом при 67-й больнице, где по большому знакомству мне была гарантирована забота, помощь и небывалая стерильность. Ни одно из перечисленных обещаний не сбылось, но из красных ниток мне удалось связать слоника, и, возможно, благодаря ему, остался жив наш будущий папа, случайно в это же время оказавшийся в той же больнице. В другом, правда, отделении.
Слоника передали ему, тогда ещё полные сил, наши мамы. А через день родилась наша прекрасная дочь Алиса.
Прошло много лет. Красный слоник уехал далеко за океан и там с любовью хранился, а недавно я узнала, что он пропал.
И тогда я купила красных шерстяных ниток и связала своего второго слона. Просто чтобы был. В память о пропавшем. Самое смешное, что оба слона были связаны по чистому наитию, без малейшего профессионального понимания.


МОИМ ДРУЗЬЯМ
buroba
Мои дорогие друзья! До чего же мне радостно, что вы не забываете меня! Ваши поздравления для меня настоящий праздник! Всех помню и люблю! И вскоре буду появляться.
Спасибо всем!
В благодарность — танго
https://youtu.be/74p4R4v2sWo

ПОЕЗДКА В ВЕРМОНТ
buroba
Я часто проезжала этот штат, но все по краю, а на этот раз мне удалось пробраться в самую сердцевину необыкновенной земли, и я была просто оглушена ее просторами и безлюдной гостеприимной тишиной.
А поехали мы втроем - Алиска, я и Мишуля. Мы поехали в Вермонт отвозить Мишулю в цирковой однодневный лагерь. Я не очень представляла смысл этой затеи, ради которой было потрачено четыре часа туда, и пять обратно, но по мере продвижения этот смысл не просто стал понятным, но наполнился предчувствием совершенного счастья.
Не очень понимаю, как мы в абсолютной тьме и под дождем, по дремучей еле видной дороге добрались до места, но когда вошли в освещенный дом, где нас ждали, я уже верила, что страх потеряться и ночевать в страшном, полном диких зверей, лесу - плод моей неуемной фантазии.
Наутро мы позавтракали с нашими милыми хозяевами этой уютной гостиницы под названием Bed and breakfast и отвезли Мишулю в цирковой лагерь, где каждого ребенка проверили на вшивость и выдали клоунскую голубую майку. Детей разделили на группы и увели в настоящий цирковой шатер, а мы с Алиской немного подкрепились в единственном местном магазинчике и поехали гулять на природу.
Вид из окошка гостиницы в семь утра

Мы были свободны до трех часов, и этого времени вполне хватило, чтобы наполниться волшебным светом летнего дня со свежей зеленью и желтыми полями.




















По дороге мы купили кленового сиропа в большом двухэтажном сарае. Без живой души, но с просьбой деньги складывать в банку. В Вермонте нигде не запирают дверей.
А потом мы забрали Мишулю из лагеря, погуляли еще немного и утром следующего дня  поехали домой. И хорошо, что было светло - на обратной дороге мы здорово заблудились.

А еще мы с Алиской одновременно вспомнили песню на слова Николая Рубцова.
https://youtu.be/23Yk9X5GmuI

Как мы побывали в Израиле
buroba
12 апреля

Вот уже второй день мы в Иерусалиме. Здесь хорошо, весна в зените, кругом цветочки желтые, похожие на наши лютики. Ходили на рынок, но там такая толпа и так шумно, что я еле жива. Но не из-за толпы и шума — в этом, как раз, много жизнеутверждающего, а еле жива я после прогулки по Лиссабону, промерзнув там до костей. Зато побывали в Португалии — такое мне и не снилось.

Апрель 16

Пришло время запустить в ловушку впечатления последних дней. Чтобы не разлетелись на крыльях беспамятства.
Путешествие наше берёт начало во вторник прошлой недели. Не стану уделять внимания сборам, забытому самому главному, полету и приземлению в Лиссабоне, в котором нам предстояло провести восемь часов.
Мы прокрутились в лабиринте на выход и поехали гулять в город. Прогулка оказалась до того интересной, что мы не успевали от восторгов закрывать рот — горбатые улочки, на которых невозможно разойтись с трамваем, булыжные мостовые с нежной порослью апрельских сорняков, желтый, розовый и бархатисто-малиновый цвет крыш кроме обычной красной черепицы, которой покрыты все приморские постройки.
В главную примечательность Лиссабона — средневековый замок — не попали из-за слишком раннего часа, да и погода оставляла желать. Только вставшее солнце ушло в низкие тучи, задул холодный, пронизанный мелким дождем, морской ветер и под невыносимые крики павлинов, обитающих в обширном парке вокруг замка, мы спустились с горы и прокатились по городу в электрическом вагончике, позволив неожиданно заработать милому юноше экскурсоводу.
У этого вагончика по бокам свисала прозрачная пленка и я обрадовалась, что она защитит меня от ветра и дождя — куртка моя осталась в чемодане, как вдруг наш проводник бойко закручивает пленку на крышу и моя борьба за выживание продолжается до возвращения в аэропорт, где я сразу же выпиваю жбан парного молока ( чая по местному), выжав в него сок лимона, купленного во фруктовой лавке на узкой улочке Лиссабона.
В час ночи мы добрались до нашего жилья в Иерусалиме, в четверг днём встретили Мумрика (кто не знает — это Борис Демин, наш многолетний любимый друг), в пятницу ходили на рынок и вечером принимали близких друзей из местных, субботу провели в прекрасном летнем лесу с близкими друзьями, а выйдя из леса, в совершенно волшебной каменной пещере потягивали белое вино с сыром.
В воскресенье погуляли по Иудейской пустыне и купались в Мертвом море, в понедельник под крылом чудесной Nelly Voskoboinikобследовали с большим удовольствием Иерусалимский зоопарк, а вечером, сбегав на быструю ногу на рынок, принимали очередных дорогих гостей. Сегодня же, гуляя под стенами Старого города, мы увидели маки!

Апрель 19
Прошла среда, которую мы провели на удивление бестолково. Завтракали, долго собирались, поехали в Цфат и дорожных впечатлений хватило бы без пункта назначения, тем более, что от светлого дня оставалось немного, но мы, упорно преследуя цель, добрались до Цфата, прошлись по главной улице Старого города, поразились средневековой обветшалости, а посетить более приветливые места у нас времени не хватило.
В четверг мы позавтракали за круглым столиком соседнего кафе, забрали из морозилки иерусалимской квартиры киевский торт, который уже несколько дней томится в предчувствии конца, и поехали в город Яффо, где проведём вторую и последнюю нашу неделю. Вечером навестили сестёр и тёток Меха, о которых я слышала много. Живут 30 лет в Холоне в крошечной квартирке и всей минской коммуной родили и вырастили настоящую сабру, которая сейчас служит в армии и в свободное время с легкостью управляет невообразимым бытом своих старых воспитательниц.
Сегодня пятница, солнечно и прохладно. В 18.56 в Яффо наступит Песах! С чем и поздравляю всех своих близких!

Апрель 20
В нашем дворике двадцать две пальмы, и все они пострижены под польку.


Яффо, 21, понедельник

Ну и погодка здесь у нас! Уже несколько дней сильный ветер и это явление природы не из моих любимых. Стараюсь уворачиваться, но силы наши не равны. Сегодня ночью шёл дождь и в слегка открытую балконную дверь мое бессонное ухо терзал удивительно изобретательный вой ночного ветра. К утру мне удалось заснуть и тут же меня захватывает в плен до мелочей знакомый сон. В этих снах разнятся только пункты назначения, в остальном поразительное сходство переживаний, связанных с невозможностью до этих пунктов добраться. На этот раз я собираюсь куда-то лететь, билеты в кармане, вещи собраны, но зачем-то оказываюсь в Туле, куда добираюсь с провожатыми в битком набитом дребезжащем трамвае. Я уже знаю, что по каким-то неясным для меня причинам только так можно добраться до цели, что так удобно моим провожающим, но уже начинаю терять силы и от страха не успеть, и от нелепости затеи.
Спасает меня ужасающий грохот за окном. Неужели взрыв, думаю я, открывая глаза, но сразу же понимаю, что это всего лишь гром.

Театр ГЕШЕР

Возвратились из театра в совершеннейшем восторге. Каждый раз, бывая в Израиле, я хотела войти в этот театр, но удалось только на этот раз.
Я не специалист по театру, мне привычнее посещение концертов классической музыки, но спектакль «Раб» по мотивам повести Исаака Башевиса Зингера с Сашей (Исраэлем) Демидовым в главной роли поразительно хорош! Мой милый друг Миша Moshe Voskoboinik — вот кто умеет с предельной точностью выразить чувственный шквал, я же, не обладая таким даром, скажу только, что этот спектакль был вторым в моей жизни волшебством. А первым — в раннем детстве «Синяя птица» в старом художественном театре.

Апрель 24
На следующий день после театра, в воскресенье, мы пошли с утра на набережную Яффо, но дул такой адский ветер, что пришлось от него скрыться внутри Сицилии, где нам зажарили рыбу с головой. Оловянные глаза рыбы смотрели на нас с легким укором. Сицилия — ресторан с видом на море, где летом, обливаясь потом, народ кушает за уличными столиками.
Съели мы рыбу и поехали на пляж, там тоже завывал сильный ветер и было морское волнение, но моим спутникам даже в трезвом виде море по колено, и они полезли в воду, пока их на чисто русском не призвали к порядку. Остаток дня мы провели в Бат-Яме, где уже не раз бывали у сестры моего прошлого мужа. Выпили чаю и с балкона высокого этажа смотрели, как заходит в море солнце.
В понедельник мы посетили Мертвое море и честно в нем повалялись. Там было не просто тепло, но даже немного жарко. А после покатили в Иерусалим повидаться с любимыми друзьями и в который раз за наше, уже подходящее к концу, путешествие, я пожалела, что не взяла с собой тулуп и валенки.
Во вторник мы проехались на север, побывали в славном городке Зихрон Яков и заехали в Кейсарию, где прямо перед нашим носом закрыли на замок древние развалины. Но мы уже так нагулялись в Зихроне, что нам хватило удовольствия полюбоваться на местность, где бессильны даже самые современные замки.
В среду, сегодня, мы проводили в Москву нашего Мумрика и собираем вещички сами.
Первый тёплый день кончается, пойдём с Мехом выпить чаю в маленьком уютном кафе рядом с нашим жильем, и Израильский четверг мы увидим рано утром из самолетного окошка.












ДНЕВНИК МАКСА
buroba
Мех чистит Максу зубы и рассказывает ему сказку про волка.
Мех говорит, что из всех сказок, которые он рассказывал Максу, когда чистил ему зубы, про волка у Макса была самая любимая.

МАКС ПИШЕТ 1
МАКС ПИШЕТ 2
МАКС ПИШЕТ 3
МАКС ПИШЕТ 4
МАКС ПИШЕТ 5
МАКС ПИШЕТ 6
МАКС ПИШЕТ 7
МАКС ПИШЕТ 8
МАКС ПИШЕТ 9
Последнее письмо Макса 10

Последнее письмо Макса 10
buroba

Это письмо Макс написал в ноябре 2018 г.

Пишет Макс

Давненько я не брал в лапы мышку. Но это не я придумал, хотя вполне бы мог. Мне Маруся читала Гоголя в детстве. Маруся моя любимая собака. Я вырос у нее на руках. И это она придумала про мышку. А теперь я уже старенький и совсем слепой, но Маргоша пообещала сделать мне такое же, как у Маруси, собрание сочинений, если я не буду лениться. Я стараюсь не лениться, но не всегда удается проснуться до зари, сделать зарядку, облиться холодным душем, забраться на удобное компьютерное креслице и успеть ухватить за хвост события.
Эти события, стоит к ним протянуть лапу, ускакивают лучше блох и для их ловли нужна особенная тренировка. Хорошо еще, что я умею печатать вслепую. Но этого недостаточно. Чтобы писать, мало сесть и стучать когтями по клавишам. Тут нужно особенное настроение, а где его взять в этот темный и сырой последний день осени. А потом долгая зима и снег в апреле, майские грозы и внезапная жара, когда даже в постриженной шубке невозможно душно.  А недавно приснился мне очень хороший сон. Это так удивительно, что слепые собаки видят сны! Я увидел в этом сне, как выпал первый снег и мне так легко и тепло по нему бежать, и Маргоша с Мехом рядом бегут, хотят меня взять на руки, но я вдруг полетел, а они остались на снегу и я еще долго видел их улыбки и слезы, пока все не исчезло кроме нашей любимой с Маргошей 38-й сонаты Гайдна.

Макс ушел от нас 12 февраля 2019 г.



ШТАНДЕР 2
buroba


Дубленка
Действие последнее

Впервые после эмиграции я оказалась в Москве в 1992 году. Тогда уже все было можно, нельзя только было оживить мою сестру, неожиданно и нелепо ушедшую из жизни в тёплый июльский день. Я успела только на похороны. Через две недели я улетела и все это время ее детям казалось, что мама ещё рядом.
А та дубленка, успевшая согреть мою сестричку, бесследно исчезла.

Прошло семь лет и я снова в Москве. За это время произошло много перемен и в моей жизни, и в жизни оставшихся в Москве близких. Меня уже не томили пустые страсти несбыточных желаний, но мужу моему Меху, с которым мы тогда провели неделю в Москве, захотелось меня порадовать и с его школьным приятелем, ученым биологом, быстро освоившим частное предпринимательство, мы потащились на рынок «Динамо», где можно было купить все. Когда-то рынок был стадионом и я туда водила на фигурное катание маленькую Алиску. Недалеко от стадиона находился магазин «Речник», где продавались уложенные в высокую гору неслыханного размера сатиновые бюстгалтеры, по мнению Меха, для русалок. Еще был отдел наградных знаков и я любила рассматривать там матросские пуговицы с якорями и маленькие золотые звездочки.
Рынок Динамо в 2000-м году больше всего напоминал Вавилонское столпотворение, от которого я моментально одурела. Надо сказать, что для потери соображения мне любая торговля подходит, и, когда прямо у моего уха раздался визгливый призыв купить дубленку, я с сомнабулическим спокойствием последовала за теткой, на все лады расхваливающей свой товар. Как заядлый фокусник она вертела, мяла и подбрасывала что-то волшебно-пушистое моего излюбленного подосинового цвета, и я не сразу заметила, как это чудо оказалось на мне и мы вместе с ним отражаемся в высоком, до потолка, зеркале. Дальше все в тумане, помню только, что теткин визг не прекращался до конца представления, и, даже заворачивая купленную дубленку в пакет, она все продолжала демонстрировать особенное свойство замши менять цвет от темного к светлому, разглаживая ее в разные стороны.
Следующую неделю мы с Мехом провели в Италии. Тоже много разных чудес повидали,
но и о своем меховом сокровище, дремавшем в чемодане, я не забывала.
Вторая примерка произошла через полгода, в начале зимы и полностью меня удовлетворила.
В ту зиму морозных дней было до смешного мало, и мне удалось всего несколько раз в небрежно накинутой дубленке удивить друзей и знакомых. Но и этих нескольких раз хватило, чтобы обратить внимание на легкое несоответствие красоты и удобства.
Пошло несколько зим. За ними еще несколько лет. Дубленка, моя последняя робкая надежда в состоятельность выбора, с пугающим смирением висела в шкафу.
Ей было трудно из темного шкафа замечать перемены моей жизни, поэтому я иногда выносила ее на свет. Я погружала руки в пушистый мех, разглаживала в разные стороны ворсинчатую поверхность замши и в очередной раз примеряла ее перед зеркалом в надежде, что шея моя укоротилась, плечи приобрели невиданный размах и вес дубленки долгожданно распределился по всему туловищу.
Однажды, когда выросли уже все мои дети, я пошла в шкаф, сняла дубленку с вешалки, отпорола пушистый мех и расчетвертовала ее по швам, отделив с особенным сладострастием капюшон, на котором она свисала с моей бедной головы все эти редкие дни наших безутешных свиданий.