маргоша (buroba) wrote,
маргоша
buroba

Categories:

Бледно-лиловый

 Мне показалось, что на этот цвет у меня нет ассоциаций. Но прошло совсем немного времени, и моя память прямо окрасилась в бледно-лиловый.
1.
Мы с сестрой совсем маленькие, нам года по четыре, идем с мамой в аптеку. Аптека в старом кирпичном доме с высоким крыльцом и перилами. И там мамина знакомая тетенька дарит нам с Розкой стопочки новеньких бумажных покрышек, с которыми бутылки с горькими лекарствами выглядят очень нарядно. Мамина знакомая была, наверное, фармацевтом, иначе как бы она могла дарить нам такие прекрасные гофрированные чашечки, которые для каждой из нас складывала в аккуратные разноцветные пачечки. Цветов было три - розовый, желтый и бледно-лиловый.
2.
Когда нам было по семь лет, нашему брату на день рождения подарили коробку цветных карандашей. Карандаши подарила Злата, дочка Ларисы Васильевны, той самой Ларисы Васильевны, которая во время войны спасала в голодном Ирбите от страшного горя нашу маму. Это был какой-то особенный день рождения, потому что другие я не помню, а запомнила именно этот, 18 января. Мой любимый, очень взрослый брат, а было ему четырнадцать, сидит за столом в темно-синем с белыми оленями на груди свитере, который ему связала наша любимая бабушка-соседка Евгения Григорьевна. Свитер, пока, без рукавов, но они уже почти готовы. Ему еще тогда была подарена готовальня нашим папой, но этому божественному предмету я посвящу отдельный пост, а сейчас вернусь к карандашам.
Они находились в необыкновенной коробке, которая не лежала, как конфетная, а стояла так, что можно было увидеть все карандаши сразу, потому что узкая и высокая коробка состояла из трех ярусов. Точно так же в школе нас расставляли петь в хоре. Я всегда стояла во втором ярусе и боялась упасть. А наша с сестрой подружка Люба Гудилина с Сашей Александровым из соседнего класса пели лучше всех и всегда стояли отдельно на сцене, чтобы своими сильными детскими голосами солировать в невероятно грустной песне о бедном американском мальчишке, продавце газет.
- «Вот газеееета, вот газееееета, я бужу вас до рассвееета» - страдальчески выводил хор, и, вдруг, замолкал, чтобы дать солистам со всей страстью советских пионеров поведать о горькой судьбе американских детишек. Мне до того нравилось, как они пели, что я даже забывала бояться упасть.
Карандашей в коробке было столько, что я не понимала, как они так удобно в ней размещаются, и каждый яркий цвет продолжался своим убывающим оттенком, пока не начинался следующий. Не стану утверждать, что отряд фиолетовых был любимым, но в моей памяти он проявляется всегда первым.
Бордовый, фиолетовый, бледно-лиловый.
3
Вышеизложенные воспоминания можно смело отнести к разряду романтических, что, впрочем, и требует такой изысканный цвет. Однако память сохранила и некоторые другие, не столь романтические, картины, связанные с бледно-лиловым.
Во времена моего детства в галантерейной промышленности, обеспечивающей граждан нижним бельем, было три излюбленных цвета. Да! Именно! Желтый, розовый и бледно-лиловый. Хотя, нет. Были еще бледно-голубой, бледно-зеленый и, кажется, бледно-серый. Но это уже не так важно, потому что после стирки цветовая гамма соединялась в одну бледно-лиловую ноту.
Tags: детство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments