?

Log in

No account? Create an account

КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

Previous Entry Share Next Entry
О неоднозначности
buroba
Прочитала я у savta о человеческой неоднозначности и задумалась над этим феноменом. И захотелось мне рассказать историю на эту тему.

Сейчас расскажу, вот только доем последний кусочек белого с хрустящей корочкой хлеба с вареной сгущенкой. А сколько я уже съела – страх! А все потому, что некоторые так захватывающе описывают процесс изготовления этого чудовищно-вредного слакдкого, что не остается ничего другого, как гробить свое здоровье. Но какое наслаждение!
Однако, вернусь к теме. Надо сказать, что тут у нас, в эмиграции, особенно часто случаются между людьми недопонимания, связанные с удивительно простым желанием одних помочь, и на редкость странным поведением которым помогают – при первой возможности плюнуть в морду. И это даже смешно, сколько таких историй случалось со мной. И каждый раз, получая по морде, я, как ни в чем не бывало, продолжаю свое миссионерство. Потому что я стараюсь понять этих людей. Я стараюсь согласиться с тем, что не каждому приятно наблюдать перед собой свидетеля не самых лучших дней его жизни. Впрочем, и тут бывают исключения, но для их перечисления мне хватит двух пальцев одной руки.

Так вот история.

Значительное время назад звонит из Лос-Анджелеса моя московская приятельница и рассказывает о своем соседе, крайне замечательном человеке-профессоре. Этот человек, получив, как экстраординарная особа, зеленую карту, приезжает с семьей в Америку, но попадает в неправильный район с плохими школами, цветным населением, беднотой и убожеством местных нравов. И он, конечно, стремится как можно скорее оттуда уехать и для этой цели наводит справки о других, более благополучных районах. Моя приятельница, вспомнив обо мне, желает дать профессору мой телефон. Просто рассказать о школах, климате, обстановке. Я с радостью соглашаюсь ( это же так нетрудно!) и вскоре мне звонит человек с необыкновенно мягким и проникновенно-родным голосом, называется Григорием Полипским, и чрезвычайно внимательно выслушивает мои скудные познания о лучших школах, климате и настроении в Штате МА. Получив необходимые сведения, долго рассыпается в любезностях и я моментально об этом Григории забываю.
Проходит несколько месяцев и в один из коротких зимних вечеров телефонный вкрадчивый голос назвается Гришей и сообщает, что он с семьей оказался в крайне затруднительном положении, находится в гостинице, за которую нечем платить, в соседнем от нас городе, и, что кроме меня, у него здесь больше никого нет.
Мой муж Мех, такой же любитель спасать (не зря же мы вместе), берет на службе за счет отпуска день, мы одалживаем у близких приятелей большую машину и долго плутая по разбитым ухабистым дорогам, находим в далекой глуши гостиницу, рядом с которой уже в сборе вся спасаемая семья. Полипский, жена, два сына-подростка и малюсенький ребеночек в связаном женой Полипского,Лидой, свитерке. В первую секунду, правда, мне показалось, что Полипский, как две капли воды, похож на м-сье Пьера, но когда он стал рассыпаться в любезностях и заботливо подсаживать в машину свою семью, заплечных дел мастер из моего воображения исчез.
Нам с Мехом очень нравится вся эта приветливая семья, мы с удовольствием везем славного Гришу с женой, младенцем и очень воспитанными умненькими мальчиками в квартиру, которую Гриша, оказывается, успел снять в другом, соседнем от нас, городишке. С некоторым трудом находим и эту квартиру, помогаем им занести вещи и с обещанием скоро вернуться несемся домой к нашей маленькой дочке, оставленной у соседей. Мы с Мехом очень довольны, что можем помочь таким милым интеллигентным людям, и уже кажется незначительной поломка на каком-то выдающемся ухабе чего-то важного в чужой машине.
Несколько дней мы продолжаем энергично им помогать, приглашаем в гости, утешаем и пьем чай, чудесные мальчики-подростки готовы в любое время посидеть с нашей крошкой, мы находим необходимые вещи для семьи и нам приятна их благодарность.
Через некоторое время мне звонит очень близкая подруга из Бостона и начинает разговор с какого-то совершенно безумного вопля:
– Ритка! – вопит она в трубку, откуда ты знаешь Полипского?
- Это совершенно случайно произошло, - начинаю я мямлить, но она, не обращая внимания на мой лепет, артистично и талантливо, как и подобает писательнице, излагает историю, от которой мутится мой доверчивый разум.
Как оказалось, впоследствии, Полипский, кроме единственного друга в штате МА в моем лице, имел еще одного, и, вспомнив о нем «случайно» в минуту накатившегося отчаяния, ему и позвонил.
- Ты представляешь, заходится Ирка, это гнусное ничтожество, этот маньяк, укравший у своей первой жены детей ( мальчиков-подростков), женился еще раз, родил мальчика и уже собирался его отнять тоже, но умная жена с ребенком вовремя скрылась от него, Уже уехав, как гениальная личность, в Америку, Полипский возвращается в Москву, оставляет мальчиков маме, едет по каким-то ученым делам в Ленинград и находит там свою теперешнюю жену.
- Бедная, бедная Лида – рыдает в трубку Ирка,  - ты представляешь, что ее ожидает!
- И ведь столько лет не звонил, и вдруг вспомнил!
Иркин Муж, чрезвычайно образованный человек из благородной старинной семьи, учился с Полипским в школе. И не просто в школе, а в одном классе. Не то, что они были близкими лрузьями, но мама Полипского Витю очень любила.
И, поскольку Ирка тоже отличалась весьма заметным благородством натуры, они с Витей садятся в машину и мчатся, невзирая на занятость, помогать бывшему другу, Они везут ему ковры и лампы, Ирка, обзонив всех знакомых, находит детскую кроватку, Витя одалживает другу значительную сумму денег, мы вместе еще какое-то время опекаем семью, но, как это обычно бывает тут у нас, вскоре наши интересы расходятся, Сначала отходят Витя с Ирой, не имея ни возможности, ни желания, продолжать общение со школьным товарищем, который деньги так и не вернул. А потом и мы, увидев, что семья справляется, тоже отползаем в тень. И мы, конечно, даже с некоторым удовольствием отползли, но вот что интересно - не здоровается с нами Полипский. Встретит где-нибудь в магазине, на море, или просто на улице, морду отвернет и ни в какую не узнает. И тогда я думаю, что он все-таки очень похож на м-сье Пьера.

  • 1

"Морды" наши в таких историях, закаляются, а желание помогать не "рассасывается".
Что есть - то есть.

Ну да, каждый на своем месте.

ой, предпоследнее не очень поняла. кто такая Бедная Лида? Когда он детей оставил (или украл?) и причем здесь его младенце?

Что он негодяй ужасный, это я поняла :)

О, как мне это знакомо! Я называю это "синдромом Федора Палыча Карамазова, который делал кому-то пакость, и мгновенно начинал ненавидеть этого человека. Много о подобном же писала Лили Брик, удивляясь, как ребенок, уже в преклонном возрасте:"Надо же, такие-то сделали нам пакость и сами перестали с нами же здороваться!А мы им помогали, помогали..."

Я за "Братьев" долго не могла взяться, и прочитала с большим удовольствием во время моей второй беременности. В этом состоянии у меня, не в пример остальным, обострялось восприятие. То же и с Геродотом во время первой. А вообще-то я очень люблю сологубовского "Мелкого беса".

Аааааа....
Ну не может быть этого!!!!
Сологуб - моя большая любовь...
Когда моему Илье было 9 лет, я дала ему прочитать "Елкича". Он был так потрясен, что не мог ни есть, ни пить, ни спать...
А когда я его носила в себе, перечитывала "Анну Каренину" взахлеб...Там чувственность моя просто прорастала...

О, боже! Какой рассказ! Не читала. Пойду еще читать.

Я очень люблю "Помнишь, не забудешь.."

А что посоветуете читать во время первой? :)

Читайте что-нибудь легкое и веселое. А лучше вовсе не читать и наслаждаться самым чудесным в жизни состоянием.

Вот как сдам экзамены, так сразу учебники в сторону. :))
Еще тянет на сказки, что в детстве читала - про Муми Троллей или про Элли. Но Гришема сейчас читать интереснее :))

Ну вобщем-то, все логично для такого человека, как этот Полипский. Все, что ему было нужно он от вас получил, равно, как и от второй пары друзей.Видимо, дела у него пошли на лад, так и о чем с вами говорить?И когда ему снова понадобится ваша помощь, он найдет предлог и форму, как снова надавить на вашу доброту и порядочность.
Но случись снова нуждающиеся в помощи ведь опять поможете.По себе знаю-поможете. Нас уж не переделать.
И хорошо, правда?

Конечно хорошо! Других вариантов нет.

Только не обижайся, ладно? Мне кажется, что тут нет неоднозначности, тут пример встречи между добрыми и наивными/доверчивыми/благожелательными людьми, которые не сразу увидели (в силу вышеперечисленных качеств), с кем имеют дело.

Ой, Савточка! Да как же я могу обижаться? Я и не умею. И твое (мы на ты, как мне показалось)замечание абсолютно справедливо. А время-то бежит быстро, это да.

На ты, конечно! :)))

  • 1