КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

Previous Entry Share Next Entry
Никакого отношения к Валентинову дню не имеет,
buroba
просто tefffi , как всегда, съела еще одну пастилку, а я еще раз откусила яблочко. Когда-то давно это уже было в журнале, но большинства из вас еще не было со мной.

ПЕРВАЯ ВЕСНА

Когда-то давно, в прошлом веке, я училась играть на гитаре. Недолго, несколько месяцев, пока гитара не упала со стенки. Она упала и безнадежно разбилась, новую покупать не пришло в голову, но ходить играть я продолжала еще много месяцев и даже выступала с группой гитаристов во Дворце Съездов. Я сидела во втором ряду и бодро тренькала с трудом вызубренную вторую партию к бесконечно тоскливой «Голубке», которую блестяще исполняли наши солисты. Единственным несчастьем в этот день был казеный черный пиджак, без которого невозможно было слиться с остальной группой.
Я не могу похвастаться блестящим образованием, но до ПТУ все-таки не докатилась, хотя мой папа был не прочь рассмотреть этот вариант, тем более, что многим полезным вещам мы с сестрой уже были обучены в нашем счастливом дестве. Портянкам, например, преимущество которых перед носками нам, пятилетним, было совершенно очевидно, в то время как нашей маме, не служившей рядовым на фронте, эта затея казалась чудовищной. Наш папа обладал редким для того времени независимым нравом и, то, что приводило в восторг нас, крайне раздражало, и, даже, пугало маму.
Но все-таки, несмотря на абсолютно разные взгляды на жизнь, мои родители никогда не расстались, за что не устаю их, давно ушедших, благодарить.
У моей мамы имелась дальняя родственница со смешным именем Мася. Интересно, что так зовут теперь нашу собаку, - уменьшительное от Маруси. Эта самая родственница Мася работала концертмейстером в Доме Культуры, недалеко от метро Павелецкая, и, благодаря ей, я все-таки оказалась в профессионально-техническом обществе, для развития культуры которого и был возведен этот дом, в точности такой, какой был когда-то построен на скромные сбережения мадам Петуховой.
Раз в неделю, по вечерам, стала я посещать кружок гитаристов, руководил которым Борис Леонидович Набутовский, приятель нашей Маси. В коллективе из учащихся ПТУ был только один, очень воспитанный мальчик Сережа, который с ходу взялся за мной ухаживать и провожать до дома. Он нес, пока не сломалась, мою гитару, читал стихи и, похоже, был не на шутку влюблен. Мне было шестнадцать, влюбленность была моим постоянным состоянием, но мальчик был мне не нужен, иммунитет к реальности еще хранил меня.
Через несколько недель, проявив недюженные способности, чистосердечно одобряемые руководителем ансамбля, я стала понимать, что гитариста из меня не получится. Но это уже не имело никакого значения и я продолжала ездить на Павелецкую, чтобы слушать музыку Баха, следить за быстрыми пальцами Бориса Леонидовича и удивляться сосредоточенному лицу с по-детски полуоткрытым от усердия ртом. Я мало что тогда понимала, но у меня не было никаких сомнений, что этот не очень молодой человек, а ему было не больше двадцати шести, играл божественно.
Прошла осень, за ней зима, таял снег, светлели вечера и уже никакая сила не могла меня отвлечь от изучения коварных аккордов, от которых огрубели подушечки моих бесталанных пальцев.
Борис Леонидович делал мне большие глаза и называл маленькой девочкой, отчего все мое существо падало в пропасть неслыханного счастья.
Однажды, когда я открывала тяжелую дверь Дома Культуры, местные павелецкие хулиганы залепили мне в глаз плотным, как камень, снежком. С ужасным чувством потери я скатилась с парадной лестницы к огромным зеркалам, за которыми располагалась просторная, как в Большом театре, раздевалка, и, теряя сознание от страха и боли, убрала руку, за которой пылал ничегоневидящий красный глаз. Кое-как я добралась до комнаты, откуда доносились гитарные переливы, и в адскую боль, как праздник, врезалось взволнованное лицо Бориса Леонидовича. Он сначала бросился ко мне и, увидев, что глаз на месте, исчез, разъяренный, в поисках преступников. Я отказалась тогда от скорой помощи и, всхлипывая, сидела в уголочке и смотрела на свою любовь одним глазом до тех пор, пока к нему не присоединился второй.
Вскоре Борис Леонидович оставил коллектив для каких-то других, более важных для него занятий, и никогда ничего не узнал ни про мою любовь, ни про долгие годы ее продолжения, сопровождавшую меня на скользком пути познавания мира.
Прошло время, предсказание царя Соломона не сбывалось и только стали привычкой ежедневные тайные беседы и сладкие дремотные встречи с признаниями и слезами.
Однажды, рассматривая концертные афиши, расклеенные у Зала Чайковского, я увидела имя известного испанского гитариста, приехавшего в Москву на гастроли. От мысли, что ОН обязательно там будет, у меня закружилась голова и, без всяких раздумий, я подошла к кассам и купила два билета для себя и, чтобы не так страшно, приятеля Оси. Он, правда, и представления не имел о своей роли на концерте и был рад приглашению.

Переполненный Зал Чайковского гудел в предвкушении удовольствия и я, пробираясь, крепко уцепившись за осину руку, к нашим местам в партере, внимательно их выискивала, стараясь не смотреть по сторонам.
Маэстро вышел на сцену и, поклонившись, уселся на стул с закинутой на ногу ногой, в зале померк свет и под виртуозными пальцами засветились тонкие лучи живительной музыки Баха, в которых две опоздавшие тени неслышно заняли места, пустующие ровно перед нами.
Рядом с ним сидела его жена, счастливая девочка, на тонком пальчике руки блестело еще непривычное колечко, которое она постоянно вертела. Ей было скучно и она то и дело проверяла магическую силу кольца, ужасно отвлекая от музыки своего мужа, совсем чужого ей человека. Она не понимала ничего и мое серде тихо плакало от жалости к нему. Он еще не догадывался о том, что уже так хорошо знала я, - он сосредоточенно слушал музыку, и лицо его по-прежнему было освещено одному ему принадлежавшим светлым детским вниманием.
Концерт окончился. Зажегся свет и публика, облегченно улыбаясь, двинулась к выходу. Последняя волна душного страха обхватила меня и, изо всех сил вжавшись в плюшевое кресло, я молилась – только бы не заметил.
Тяжелой дверью захлопнулся опустевший зал, мы шли по улице Горького и напрасно блестело мелким речным жемчугом мое, сшитое сестрой, короткое черное платье.

Февраль 2006.

Очень понравилось.

по-моему,это очень хорошо...

Замечательно! "Иммунитет к реальности еще хранил меня". "Таял снег, светлели вечера" - это прекрасно. "В адскую боль, как праздник, врезалось взволнованное лицо..." Всего не перечислить. Проверяла магическую сил кольца". В общем, чудесно, Маргоша. Я это уже читала - но могу еще не раз.

Ты такой тонкий лирик, Маргоша!

Спасибо!
Очень хорошо написано, Маргоша!Без претензий...
Есть в повествовании та скромность и благородная простота, которые дороже многих словесных украшений.
Мягко и как-то... невинно.

Спасибо, Ликуша! Мне очень приятно это слышать!

Спасибо, замечательное "алаверды"!
Тяжелая дверь дома культуры - ой, как много вспомнилось из детства...

Спасибо, Иришенька! И пиши про детство. Что может быть лучше!

Так мягко на душу легло... и так много перекликающихся с детством моментов -
и Дом культуры на Павелецкой, и имя Мася (так звали мою тетю, а теперь собаку),
и зал Чайковского. Прекрасно написано- прозрачно, чисто, воздушно. Очень-очень
понравилось.

О музыке легко писать!

Читаю, как в первый раз - очень, очень хорошо! Спасибо, Маргошечка :)

Читай, душа моя! У меня еще много!:)

Вот интересно - есть совпадение по оси пространства - в определенный период в районе Павелецкой набрав "03" можно было вызвать меня.

А я наверняка нуждалась тогда в медицинской помощи! Но чо делает любовь! Ведь такие удары редко проходят бесследно.

Замечательно написано.
Некая связь с Валентиновым днем все же прослеживается:)

Спасибо! Связь случайная. Я и про "день" узнала из журнала.

Очень хороший рассказ!

Спасибо, Диночка!

Прелестно ....
Спасибо...

Вам спасибо!

Бедная девочка.

Девочка не представляла, что живет в реальном мире. Она так и живет до сих пор.:)

Спасибо, что снова порадовали теплотой, нежностью, такими знакомыми чувствами детской влюбленности.
И столько музыки, что даже слышишь её.

Вам спасибо, Ирочка!

А ведь и правда - в прошлом веке...
Я иногда вспоминаю своего "воспитанного, не на шутку влюблённого мальчика", у которого не было никакого шанса быть увиденным, услышанным, замеченным ДЕВОЧКОЙ,завороженной нереальностью, и думаю, думаю...

Уже хорошо, что в не позапрошлом!:)

Некоторые рождаются для того, чтобы всегда любить, а некоторые, чтобы всегда дружить. Ты из первых, я из вторых. :)))

?

Log in

No account? Create an account