?

Log in

No account? Create an account

КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

Previous Entry Share Next Entry
Дмитрий Сердюков. Сосед мой.
buroba
"Я родился с подвывихом пазух души. Понял это
как-то не сразу. С детства как Антуан Ватто
наблюдал жизнь со стороны и в её проявлениях был
задействован мало. Прележно чистил зубы, немножко
играл в волейбол а даже как-то научился плавать.
Порой съедал выдернутую из земли и обмытую тут же
в луже или под струйкой из ржавого рукомойника
морковку. Но это было на даче, где я проводил с
бабушкой летние месяцы, пока был маленький и пока
не пришла пора топать в армию. Но в армию я не
пошёл, а попал почему-то в институт, где готовили
на инженеров, ну и как-то с грехом пополам
выучился, хотя математики никогда не понимал. Не
понимал и многого другого чему там учили, но-таки
всё же кончил. Тут у проходной уже поджидала
большая жизнь, так и норовя обухом огреть по
замученной голове, но я опять увернулся, хоть и
был уже к тому времени отцом. Это несмотря на то
что продолжал носиться на роликовой доске
отечественного производства. А к морковке теперь
уже была стойкая аллергия, но не от того что
переел её или как, а от того что в институте
подорвался. И многое другое тоже после института
есть не мог, так и жил. Но вот кстати у доски
моей роликовой вместо стандарных подшипников
номер 608 стояли какие-то гигантские, на десять
миллиметров внутри, а не на восемь, но точно
обмерить так никогда и не удалось, оттого что
снять их оказалось невозможно. Они, похоже, были
набиты на ось молотком, так как допуска суки
рабочие, конечно, не выдержали, и оси оказались
толще чем надо. Так вот эти подшипники, размером
в два раза больше чем нужно, что оказалось-таки в
результате хорошо, так как были они просто
вечные, и тот факт что набили их молотком так что
никогда и не снять, олицетворял собой
квинтэссенцию советского инженерного подхода.
Делай, мол, так чтоб никогда не ломалось, да из
того что есть на складе, и не забудь продумать
специфику нетрезвой сборки, особенно учитывая что
это ширпотреб, а не основное производство. Вот с
такой установкой вбитой шестью годами бездонной
учёбы и небольшим практическим жизненным опытом и
приняла в своё плодовитое лоно молодого
специалиста оборонная промышленность начинающейся
разваливаться державы. И вот, с берёзовой метлой,
а зимой и с гнутой тут же на опытном производстве
из листового дюраля снежной лопатой в руках, так
как подрабатывал с утра дворником, и заступил я
на вахту отдавать долг отчизне, изрядно
выложившейся на моё образование. Отцом же я стал
не по пьяни, как можно было бы подумать, а как-то
так. Кстати в то время я вовсе не пил, даже не
знал что это такое, несмотря на шумную славу
своей Alma Mater, где пили, казалось, все, кроме
святых да совсем ленивых. Но ни к тем, ни к
другим я вовсе на относился, хотя и в особый вид
себя тоже выделять не думал. И не курил. А любил
я наоборот укатить куда-нибудь в поля, или же на
пустыри или свалки, и там быть. На велосипеде или
так, бывало, канешь куда-нибудь подальше и
мечтаешь себе о грядущем светлом будущем,
смотришь на небо и примечаешь фигуры из облаков,
какая из себя что. Так шли годы, я медленно рос.
Однажды был дождь, помню, но тепло, и вот,
казалось всё впереди, и слава, и собода, и
полетать ещё думалось удастся. И молнии с громом.
А сын-то уж подрастал. И бежалось почему-то
навстречу грозе, какая же практическая тут
польза, если подумать? Дело это тогда было в
горах, занесло как-то. С работы же инженерной,
однако, уйти раньше удалось, хоть пложенные
молодому специалисту три года не были отработаны.
И взяли меня тогда дизайнером, но не так чтоб
куда попало, а это я сам волеизъявился и оказался
у художников графиков. Надо сказать что Бог не
обидел меня способностями в этом русле, и
несмотря на явную недостаточность проведённых в
совсем ещё недалёкой к тому времени юности в
изостудии часов, меня, хоть и не без зубовного
скрипа, взяли. По пустырям и свалкам теперь
гулять смело можно было в рабочее время, да порой
и не одному, а с коллегами-единомышленниками,
благо нам положен был один выставочный день в
неделю. Немного и работать приходилось, но не
слишком часто. Иногда даже, бывало, мучения
одолевали. Идёшь дворами к работе от Курского
вокзала, а под насыпью мужики водку пьют, много
их так. И думаешь, мол, как же несправедливо это,
что кто-то вот ведь работает, а я вот иду в свой
отдел прикладной графики, значит, кофе пить, -
нехорошо. Недаром не жаловал народ простой гнилую
интеллигенцию, что-то в этом было. А тут в
Америке совсем не так, а всё вообще иначе совсем."


  • 1

Disclaimer (Не знаю как это по-русски, может, ДИСКЛЭЙМЕР?)

(Anonymous)
Ну что, Марго, говорил я тебе - не пей из лужицы. Вишь, выставила мою неоконченную биографию на всеобщее обозрение, как будто мне уже и сроку вышло. А я дописать собирался, хорошего добавить. Нет ведь, как отрубило. Заметь, теперь сюда ни одну душонку тушонкой не заманишь, у меня ведь такое свойство. Я когда пощусь где на форумах, как здешний или на других, профессиональных, то стоит мне войти, все тихо так выходят. Или открытое письмо, бывает, разошлёшь всем друзьям по списку, так хоть бы одна сволочь (см. дисклэймер ниже) ответила. Нет. Так что закрывай-ка ты буробу и выходи в эфир под другим псевдонимом, а этот за мной будет, пока не забудется. Идёт ? Заходи на чай, обсудим. Заодно поможете отштукатурить чего-нибудь, а ?
D. Serdukoff
Disclaimer (Не знаю как это по-русски, может, ДИСКЛЭЙМЕР?)
Нижеприведённые слова : СВОЛОЧь, СУКА, ГАД и тому подобные, если таковые были применены в ниже(выше)следующем тексте, в контексте данного письма и в контексте всей возможной переписки с гр. Сердюковым Д.В., применённые и употреблённые как им самим, так и его корреспондентами, за исключением случаев специально и отдельно оговоренных, не имеют своей целью нанести оскорбление корреспонденту или лицам к которым в контексте данного письма таковое адресование будет применено, однозначно и явно вменяемое, или случайное. Неосознанное оскорбление, будучи таковым воспринято получателем текста содержащего таковое не имеющее намерения быть оскорбительным вышеупомянутое адресование, оскорбительным считаться не может, не должно и не будет, ни самим гр. Сердюковым Д.В., ни его уполномоченным(и) делопроизводителем(лями), реально наличествующими или потенциально возможными, а также, не ожидается производить вышеупомянутого эффекта на получателя вышеупомянутого адресования, будь то прямое назывное обращение в вышеупоманутом понимании, или непрямое (упоминание) высказывание о персоне в третьем лице. Более того, продолжая раскрывать истинное намерение стоящее за употреблением вышеупомянутх назывных эпитетов, применённых непосредственно к корреспонденту или к третьему лицу, как было указано выше, как правило, но не без особых исключений оговоренных отдельно, имеет своей целью эффект совершенно противоположный, как-то, создание в пределах данного артефакта корреспонденции атмосферы товарищеской близости, доверия и уюта, имеющего своей дальнейшей целью попытку (вос)создания ощущения дружеской теплоты, реально существующей (см. отдельно определение "реальный") или утраченной но тоскуемой по, или же в попытке избежать излишне официального русла, потенциально могущего сопутствовать данному артефакту корреспонденции, потенциальные причины которого не входят в рамки данного [дисклэймера].

Re: Disclaimer (Не знаю как это по-русски, может, ДИСКЛЭЙМЕР?)

Ну, я вот чего на это скажу, со всей своей женской прямотой. Этот дневник - часть моей жизни, и, может быть, впервые за мою дурацкую жизнь, я обрела здесь свободу, которую ни от кого не скрываю. И на мой свет прилетают мои мотыльки.

Re: Disclaimer (Не знаю как это по-русски, может, ДИСКЛЭЙМЕР?)

Дим! Заходи чай пить с можжевеловыми веточками.

и правда, свет есть.

  • 1