КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

О МОСКВЕ
buroba

В Москве нет нищих. Только изредка у вокзалов и в сифонящих ледяным переходах можно увидеть лежащих на брюхе неподвижных чёрных собак. Если подойти ближе, становится видно, что лежит закиданный тряпьем человек с протянутой лапой. Но ближе никто не подходит. Хорошо одетые москвичи спешат по своим делам.

Сами же собаки в метро уже не ездят, а спасаются по кладбищам, где ещё можно украсть оставленное мертвым съестное.

Сильно пьяных в метро мало. Наискосок от меня ехал хорошо принявший на грудь огромный мужик с двумя китайскими сумками в клетку. Пошарив в недрах одной , он извлек бутылку выпитой наполовину водки, небрежно заткнутую грязной бумагой. Но прикладывался так часто, что мог и вовсе не затыкать. Наконец, из другой сумки он к изумлению моему извлек кисть винограда и через раз отрывая по ягодке с понятием закусил, после чего рухнул на лавку и принялся что-то усердно тыкать в телефон.

В Шереметьево столько китайцев, что мне стоило больших усилий поверить, что самолет приземлился в Москве. Они сидят на полу и укладывают в коробки разворошенные на досмотре бледно-желтые бугристые фрукты, похожие на айву. Мне хотелось убедиться, точно ли это айва, но тут я увидела встречавших меня Мумрика и Ирочку и так обрадовалась, что про айву забыла.

Image may contain: indoor

?

Log in

No account? Create an account