маргоша (buroba) wrote,
маргоша
buroba

Category:

Очень маленький рассказ

Зимний день

Так удачно сложилось, что недалеко от их дома находилась ферма, где летом можно было собирать яблоки и малину, а зимой накатывалась лыжня и можно было кататься до сумерек по настоящему лесу, так похожему на подмосковный, что проходя мимо знакомого болота с зеленой летом ряской и страшными корягами, они забывали, что уже давно живут в Америке.
Снегу нападало много, было трудно идти по плохо проложенной рыхлой лыжне. Ее раздражало все – и то, что она согласилась поехать, хотя знала, что лучше было остаться дома, и вонючий холодный сарай с запасами лежалого сена, где брали напрокат лыжи, и отсутствие запаха лыжной смолы и легкого счастья от избытка веселой молодой силы.
Когда она упала первый раз и палка, на которую она упиралась ушла глубоко в снег, ей показалось, что сил встать не хватит. Муж убежал далеко вперед, и, немного побарахтавшись, она все-таки выбралась из противного сухого, как мука, снега, который забрался в рукава и мгновенно слежался там в скользкие холодные лепешки.
Она не понимала, как этот человек, ее муж, так легко бежит на этих гадких казенных узких лыжах, как его ноги в нелепых белых носках до колен ловко передвигаются по раздолбанной лыжне и груз великой печали, поглотивший ее целиком, николько его не давит.
Она сделала еще несколько шагов и опять не удержалась и рухнула в точности как прежде, только теперь она сразу отстегнула от ботинок лыжи и, преодолевая мучительное бессилие, пыталась подняться, но увязала в снегу все глубже. Когда она подумала, что этот привал не так уж и плох, подоспел муж и протянул руку, за которую она, ухватившись, с большим трудом выползла на лыжню и тут же провалилась по колено. Когда он стал доставать ее из снега, вся горечь, наполнявшая ее последнее время, неудовольствие им, обиды и страх какой-то детской жалобой взлетели к самому горлу и она заплакала, и он обнял ее и они стояли на лыжне и никого вокруг не было.
Он помог ей пристегнуть лыжи и вдел ее палки в свои. Они всегда так делали, когда катались на лыжах в Измайлово.
В сарае она села на утрамбованный кирпич сена, покрытого клеенкой, и он, стоя на коленях, стал снимать с нее ботинки. Она наклонилась, чтобы поцеловать его в макушку, но тут же испугалась, что он поднимет голову и вышибет ей зубы.
Тогда она быстро погладила его по голове и на секунду ей стало до смешного легко.
31 января 2011
Tags: рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments