КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

Previous Entry Share Next Entry
Петя Старчик
buroba
Сегодня в журнале я увидела вот такой пост: http://tania-al.livejournal.com/504466.html?view=4960146#t4960146
Очень замечательный пост! Он еще и от того замечательный, что в моей навороченной судьбе Петя Старчик тоже оставил свой след. Может быть не пристало мне, почти с ним незнакомой, возвеличивать себя нашим знакомством, но, зайдя в блог, посвященный ему, я обнаружила там его абсолютно милейшую исповедь о любви к знающим его и неизвестных ему людях. Он, конечно, может быть и вспомнит меня, если я расскажу ему, чья я сестра, где и сколько раз я слышала его пение, как однажды мы даже возвращались вместе в метро после его концерта на старом Арбате у Н.Л. и у меня за пазухой сидел крошечный черный котенок. Слишком давно все это было. Но что это - время, если можно в любую его точку прибыть мгновенно, не заботясь ни о билете, ни о визе.
Оказаться в небольшой комнате, забитой до отказа народом, удивляться громкой и немного кустарной игре на рояле, видеть его воодушевленно-детское лицо и слышать, как со своей женой он исполняет "Балладу о прокуренном вагоне".
К сожалению, этот клип испорчен, играет до половины. Может быть у вас он поведет себя лучше. Слова Ольги Ивинской.

А это я нашла на страницах блога. Кто автор - не знаю, но написано чудесно и точно.
"Когда же это было? Кажется, в тот же год, когда отца реабилитировали. Его тогда вызвали в Военную коллегию Верховного Суда Союза ССР, а сразу после он разыскал в Москве Старчика. Ближе к зиме мы с отцом поехали к нему на Теплый стан уже вместе. Помню, горло у меня болело зверски.
— Петр Петрович, а что это? — показываю на бесформенный кусок застывшей глины на крышке пианино.
— А, это... Это с могилы Шаламова. — Старчик принес мне с кухни кружку горячего молока. — Ты пей, Витенька, согревай горло.
— А соседи не будут ругаться, что мы поем посреди ночи?
— А что? Мы же не громко...
На пианино горели две свечи, я сидел рядом на низенькой скамеечке с совершенно меня очаровавшими гуслями на коленях. Петрович похрустел костяшками пальцев и заиграл. Это был «Трамвай» на стихи Радковского (звук), который и до и после того получал разные премии на разных конкурсах в исполнении разных музыкантов. А вот сам Старчик никакой вовсе не бард. Он и играет, как медведь, что на пианино, что на гитаре. Но каким-то непонятным образом он завораживает слушателя, и люди сидят одеревеневшие, с мокрыми глазами, в чистом, незамутненном катарсисе. Какой он бард. Он эпоха.
Вот и я тогда, пятнадцать лет назад, сидел завороженный и слушал:

Что нынче нам невмоготу, мы не покажем вида.
Давай поедем, старый друг, до самых светлых вод,
До тихой рощи над рекой, той рощи, где обида,
Что нам знакома с давних пор, отшельницей живет..."

  • 1
Как хорошо ты рассказала, спасибо тебе.
Поет он как Окуджава, хотя и разные они совсем, но общее то, что это тоже не песня, это образ жизни...

Даже не знаю какой величины спасибо Вам. Благодаря Тане и Вам сегодня у меня день Петра, которого очень люблю, но сто лет уже не видел. Никто лучше него Сашин "Трамвай" пока не спел.

да, удивительный старикан...
(слушал несколько раз) ---------

Спасибо, Фимочка!

Мне так приятно Вас порадовать!

Стихи потрясающие!
Как будто это мои слова...)

Спасибо за рассказ и видео! У меня ролик полностью проигрался, до конца. И сразу воскресил ту атмосферу, о которой Вы вспоминаете...

А вам - за Максима. Какой он замечательный!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account