маргоша (buroba) wrote,
маргоша
buroba

Путешествие в Израиль. Начало.

Апрель 25

В это трудно поверить, но мы уже сидим в самолете! Все бросили и сейчас полетим. Я взяла серую ворсистую подушку и сейчас подложу Меху под шею – пусть высыпается. Два увесистых чемодана, собранных со свойственным мне страхом оказаться голым в чужой стране, покоятся в самолетном хвосте. Увы, надежд лететь в этой жизни налегке у меня больше нет.


Апрель 26

Весь день гуляли по Амстердаму с прекрасной Анной.




Апрель 27

В три ночи приземлились в Ben Gurion , гда нас уже поджидала сестра моего первого мужа Марина. Мы не виделись 25 лет, ровно столько, сколько прошло от нашей первой и последней встречи в Ладисполи, где с помощью Марины мне удалось пережить свой исход.

По этому поводу последние перед отлетом дни я все забросила и делала специально для нее книжку под названием «Ладисполи». Мне показалось, что ей будет приятно окунуться в давно прошедшее время. Обложку я сделала из темно-зеленой кожи и мне показалось, что Марина была очень рада подарку. На этом этапе тема с книгой закончилась и моей самонадеянности, кажется, придется слегка наступить на хвост.

Живет Марина в Бат-Яме, в прекрасной высоченной башне на девятом этаже, откуда открывается немыслимой красоты вид. У нее большая и удобная квартира, в которой, как и во всех израильских квартирах, имеется специальная комната с бетонными стенами и тяжелой железной дверью. В ней я и проспала до двух дня, а когда вышла на просторный балкон со стеклянной стеной, то в первые минуты видела одни горы, поросшие травой, и только потом различила за ними Средиземное море.

После позднего завтрака отправились в Яффо и гуляли до изнеможения по этому прекрасному городу, при входе в который нас встретил истошный вопль муэдзина.








Инструмент, издающий божественные звуки. Halo Drum – ему всего несколько лет.

Апрель 28

Поднялись на Голанские высоты. В 73-м году здесь погибло больше тысячи израильских солдат, вернее мальчиков, только начинающих жить.

На парковке друз в широких черных штанах торгует фруктами. Я взяла красное полосатое яблоко и положила обратно – слишком теплое и без запаха.

В первые дни мы еще ничего не соображали, а надо было! Тогда бы мы увидели гораздо больше в этих краях, куда больше не вернулись. Но мы были благодарны Марине и ее младшему сыну за потраченный на нас день и за прекрасную прогулку в Агамон Нулла, где мы проехали восемь километров на красной колымаге с четырьмя парами педалей в поисках уже улетевших птиц. Но несколько птиц попадалось на глаза, и среди них несколько аистов, маленькая яркая птичка с ярко-голубой грудкой и во множестве снующих в высокой болотной траве нутрий, которых завезли сюда после неудачной попытки осушения болот.

В Тверии, оглядываясь на освещенный заходящим солнцем белый город, спустились к озеру Кинерет и там, с видом на розовые горы, поужинали рыбой Святого Петра, по нашему Телапией. Русские рыбаки успешно забрасывали удочки прямо под нашим столом и в их ведрах выгибали спинки толстенькие рыбы.

</lj - cut>

Tags: путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments