маргоша (buroba) wrote,
маргоша
buroba

В ПОИСКАХ ЛУЧШЕГО

розовый кролик
Так звали родного брата нашей соседки, жившей на первом этаже дома. Мы занимали второй, с балкона которого хорошо был виден небольшой садик с мадонной. На нашей улице почти в каждом дворике имелись такие мадонны, стоящие в белых арках, украшенных каменными крашеными цветами. На арки шли старые ванны, в которых сто лет назад купались владельцы домов, католики.
На проживание в этом доме ушла значительная часть нашей американской жизни и присутствие мадонны, скорбно взирающей на наши первые шаги, приносило некоторое утешение.
Соседи довольно быстро съехали, но с Захаром мы успели подружиться. Он был такой огромный, что еле помещался в  лестничный проем, по которому лез к нам на второй этаж, чтобы обнять кота и бросить в его плошку мясного фарша, зажатого в руке так, что он просачивался между пальцами. Фарш крал у сестры, жарившей котлеты для семьи.

Затем он натягивал мою короткую шубку из розового кролика, умудряясь застегнуть на животе один крючок, и шел курить на балкон, доставая вожделенную сигарету левой рукой, торчащей на три четверти из рукава. Вторая рука тоже действовала, но не так хорошо, как до инсульта, после которого он почти незаметно приволакивал ногу и научился рисовать левой так же хорошо, как и правой.
Они с сестрой собирались уезжать, когда его хватил инсульт, и, пока он приходил в себя, сестра с семьей уехала в Америку, а ему, по разным соображениям, пришлось эмигрировать в Израиль с женой и двумя небольшими мальчиками-близнецами. В инвалидной коляске.
Истории, рассказанные Захаром в кролике на балконе, не оставляли сомнений в их подлинности. Достаточно было просто на него посмотреть, чтобы увидеть редкой красоты и благородства персонаж московского бомонда в голодные перестроечные времена.
А отчего инсульт – кто теперь разберет. Добывание средств для жизни нелегкое дело для свободного художника, да и с друзьями нельзя не выпить. Хорошо, что жив остался.
Через некоторое время, уже в Израиле, он стал рисовать роскошные яркие картины, немного шагаловские.  Но торговать ими в городе Маалоте, где кроме кошек разговаривать было не с кем, он не мог и отсылал картины своей сестре в Америку.  А потом и сам приехал, и сестра организовала в городе Бостоне выставку, и Захар стал местной знаменитостью. Тогда и мы с ним подружились. Он не насовсем, конечно, приехал, а на время. Потом улетел в свой Маалот. А в следующий раз прилетел на очередную выставку с женой и с одним уже взрослым близнецом.
Жена смотрит на меня и говорит – я вас видела, вот только не припомню, где.  А я смотрю на нее и точно знаю – эту женщину вижу впервые.
Проходит несколько дней и вдруг она вспоминает.
- Как же – говорит она, - вы разве не жили на улице Крупской в доме номер девяносто?
- У меня, говорит, как раз тогда близнецы родились, и я их в коляске на балкон вывозила, а вы с колясочкой выходили на балкон как раз напротив нашего. Я даже помню, что вашего мальчика Вовочкой звали.
Ей и в голову не пришло, что моя сестра выходила тогда на балкон с колясочкой.

Самокат

Первый самокат в Америке был куплен Миньке на день рождения. Хороший самокат, на больших колесах. Ему с ним было значительно легче, чем с велосипедами, которые он бросал где попало и их с удовольствием крали. И не так опасно, как на велосипеде, когда однажды он перелетел через руль и ударился головой. И все из-за этой ужасной старухи Регины, которая целыми днями семенила по набережной и злобными глазками каждого жадно сверлила. И обязательная сумочка из прошлой жизни в цепкой лапке.
Минька ехал на велосипеде, Алиска на роликах, а я бежала вровень с ними, когда Регина неожиданно вынырнула из-за поворота,  как привычный страх из детских снов. В ту же секунду Минька наткнулся на камень.
Никогда я больше эту старуху не встречала, но и без нее было у нас множество приключений, за благополучный исход которых я неустанно благодарю судьбу.
Иногда Минька давал мне прокатиться на самокате, но это все-таки было не то, что свой собственный, хотя разгонялся он хорошо. Я даже свою новую будущую крошку на нем катала, и она громко смеялась от удовольствия, перекатываясь в моем девятимесячном животе.
И тут в мире происходит невероятный прорыв в самокатной промышленности и я потеряла сон, когда увидела изящное блестящее чудо на крохотных колесиках. Проходит несколько месяцев, я открываю длинную коробку, подаренную мне детьми на день рождения, и нахожу в ней этот самокат. Я не верю глазам, я прижимаю его к себе со всей копившейся с раннего детства любовью, поглаживая по гладким прохладным металлическим бокам, и вся моя семья с собаками и кошками умиляется мной.
Уже все стояли на пороге, собираясь в ресторан праздновать мое рождение, уже я была в простом, но элегантном до пола платье, когда желание прокатиться затмило мой разум. Сделав знак собравшимся садиться в машину, я, забыв про все, в том числе и про тормоз, лихо понеслась с горки, закончив короткий маршрут в обширной яме, наполненной битым кирпичом.
Мы все-таки пошли в ресторан после того, как мой сын, работавший в бассейне спасателем и имевший медицинские навыки, так ловко залепил пластырем разбитый локоть, что за время ужина никто не догадался, что на мне не одно поврежденное место в виде локтя, и что я в шоке.
Самокат, на котором образовалась одна еле видимая царапина, был сдан обратно в магазин.
Больше самокаты меня не интересовали.
Tags: о вещах
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments