маргоша (buroba) wrote,
маргоша
buroba

Еще о путешествии

Десять дней в Израиле вытолкнули меня из сонной трясины будней и теперь я никак не могу вернуться обратно. Умом понимаю, а сердечная память еще в горах Иудейской пустыни, мелкие камни сыпятся из-под ног и каждый поворот головы находит подтверждение чудного сна, который вдруг сбылся.
Наши впечатления так живы, что и расстояние не работает, и время не истекло, и друзья еще так близко, что можно до них дотронуться.
Возвращение, как и всякий задний ход, происходило совсем на других тонах с уже знакомым набором непредвиденных происшествий. Но мы преодолели и опоздание, на которое успели только потому, что рейс задержали, и забытый в рентованой машине важный дорожный инструмент, за которым Мех собрался шесть км идти пешком, но добрые люди удержали и инструмент подвезли, и проблемы с паспортом, на котором вдруг изображение моего мужа по непонятным причинам треснуло и сотрудники аэропорта долго рассматривали и без разлома весьма занятное фото, а потом куда-то надолго уходили и мы тогда еще не знали, что самолет задерживается на два часа.
Наконец,  мы погрузились в самолет и о, счастье! - Я у окна, Мех рядом, а третье сидение свободно. И уже целых одиннадцать часов можно ни о чем не думать и никуда не спешить. В это время мимо прошла странного вида тетка и что-то спросила на предмет свободного, на котором я, наконец,  собиралась со всеми удобствами улечься, места. И, пока мы с Мехом моргали, стараясь уловить смысл вопроса, к нашему свободному креслу подскочил человек, ни на кого не глядя быстро в нем расположился и углубился, судя по картинкам, в ученую книгу. Тетка же, сбагрив спутника, вернулась на свободные подряд свои четыре места и с большим вкусом в них расположилась.
Я смотрю - вполне приличный средних лет мужчина, читает книгу, страницы поворачивает тонкими пальцами и чем-то неуловимо смахивает на Воннегута, что несколько отвлекло меня от возмущения по-поводу отнятого места.
Я даже немного задремала, чтобы передохнуть от пережитых волнений, но вскоре меня разбудил чрезвычайно неприятный звук, исходящий от нашего непрошенного соседа. Этот ученый сосед вдруг начинает громко и нудно сморкаться в бумажные салфетки, которые ему подносит проснувшаяся тетка, а в перерывах хлюпает и харкает всем своим омерзительным существом.
Он читает книгу и с животным остервенением копошится в носу. Я смотрю в окно и стараюсь любоваться облаками, но это не помогает.
Я вспоминаю Лапуту с ее учеными, я громким шопотом оповещаю мужа, что сейчас сблюю, если он не вытолкает этого кретина, но муж вежливо улыбается и я понимаю, что рассчитывать мне не на кого.
В моей жизни бывали вещи и похуже, но эта история вывела меня из себя возмутительным моим ей соучастием, полной безоружностью перед случаем, решившим мою судьбу на долгих десять часов.
Внезапно промелькнувшая догадка, как невыносимый для слуха звук, провалилась сквозь вату облаков и с громким скрежетом приземлилась.
На пересадку в Торонто мы опоздали и передо мной еще несколько раз промелькнула странная парочка, отравившая наш полет.

Эта птица ходила за нами по пустыне, как кошка, и мы очень жалели, что не захватили с собой еды.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments