?

Log in

No account? Create an account

КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

Previous Entry Share Next Entry
Третья Сокольническая, дом 19, кв.2
buroba
В Сокольниках была маленькая комната в коммунальной квартире двухэтажного деревянного дома.
- Наум, домой! - говорила наша мама нашему папе летом в окошко, за которым  папа играл с нами. Мы по очереди прятались за большим тополем и были уверены, что папа не видит нас так же, как мы его.
После ужина мы с Розкой забирались под стол и играли на широких перекладинах, а потом  укладывались на них валетом и упивались своим детским счастьем, надежно защищенном со всех сторон.
Нам хорошо жилось в Сокольниках и я до сих пор не знаю, как залез в нашу крохотную комнату этот стол. Скорее всего комната была построена вокруг стола, и для нас с сестрой он был сердцевиной дома нашего детства.  Мне никогда больше не приходилось испытывать узнавания дома, даже если он не состоял только из одной бедной комнатки в одиннадцать метров, за которой бесились вечно пьяные соседи.
Приходили гости, некоторые даже оставались ночевать. Однажды приехала мамина знакомая из Ирбита и я слышала, как ночью они тихо говорили и плакали. Наверное вспоминали войну и Лёвочку, нашего старшего брата, умершего в Ирбите от «испанки».
Знакомая подарила маме полотенце, вышитое тонким крестиком, а нам с Розкой розовые пуховые шапки на полголовы. Менингитками назывались. Недолго мы ими украшались – сгинули с концами в школьной раздевалке.
Иногда заходил папин друг Роберт Иоганович Зис.  Это был прекрасно образованный,  из приволжских немцев,  человек огромного роста и силы, благодаря которой он выжил в советских лагерях смерти с тридцать седьмого по пятьдесят пятый. Подумать только – ему было всего двадцать восемь лет, как и моему папе, с которым он вместе работал на большом металлургическом заводе в Москве. Вот только папу, как беспартийного инженера, успели с завода выгнать, а Зиса, как немца и большого начальника, арестовали. Когда его освободили, он еще какое-то время жил на поселении и нему приехала его жена, которая все эти годы его ждала, и там, на поселении, сошла с ума и вскоре умерла.
Вернувшись в Москву, он поселился в Сокольниках  и приходил со своей большой доброй собакой, которая нас с сестрой по-очереди катала на шерстяной спине. Роберт Иоганович был такой высокий, что ему приходилось наклоняться, чтобы зайти в нашу маленькую перекошенную комнатку. Он садился на расшатанный стул и часами рассказывал о своей лагерной жизни. Мне было лет семь, мы с сестрой, два маленьких книжных червя, сидели и слушали.  Помню одну историю про сухари.
Уголовники ненавидели Зиса, но боялись с ним связываться, потому что он был сильным и независимым. Хотя начальство ничего не имело против, если поселенные в одном бараке уголовники самостоятельно решали вопросы жизни и смерти политических арестантов. В этих страшных бараках с давно установившимися традициями и законами блатного мира Зис оставался верен своим правилам, пока вконец озверевшие урки не поставили ему условие, при котором он не должен был вмешиваться в их дела. То есть – не помогать, не спасать, не заступаться. После третьего неповиновения обещали убить.
В жуткой ободранной рабочей толпе перед ним, еле передвигая опухшие ноги, шел старик, на спине у него был маленький мешочек с сухарями, и Зис не дал их украсть. И этот раз был третьим.

Последние годы жизни Роберт Иоганович жил в Крыму со своей второй женой, у которой был небольшой домик, сад. И, незадолго до смерти, он писал папе, что совершенно счастлив.


Много еще разных чудес навидались мы в первые десять лет жизни в Сокольниках, и из них построена наша первая азбука.
Потом мы переехали в новый район под названием «Университет», и там началась совсем другая жизнь.

Продолжение следует.

  • 1
Хорошо, очень хорошо: чисто и прозрачно!
И шляпки-менингитки так сладко вспомнились.
А у вас и брат был? А я не знала...

Очень надеюсь, что ты не спишь не для того, чтобы читать мои посты!:) Спасибо! мне очень приятна твоя похвала. А Левочка - наш брат, которого мы уже не застали. У меня есть "Письма с фронта" в Tags, но это очень тяжелое чтение.
У моих родителей перед войной было два сына.

Edited at 2015-07-12 11:18 pm (UTC)

Это из лучшего у тебя, на мой вкус).. Такой тон, несколько отстраненный и как бы даже удивлённо себя рассматривающий, мне больше всего импонирует!

Спасибо, мой дорогой!!! Ты знаешь, я только собиралась написать свой недавний сон, но он так связан со свсей моей жизнью, что я опять провалилась в детство!

Жизнь интереснее снов:)

Ох, Маргошенька! Только начни вспоминать - удивишься, сколько на складе лежит всякого, о котором думала, что это так далеко, что и не добраться. А оно сделало твою жизнь и ждет своего часа постучать в стенку и напомнить о себе.
Спасибо, что пускаешь и нас в свой мир!

Маргоша,чудесно! Прозрачное плетение фактов и мифов.
Какая прелесть комната, выстроенная вокруг стола. А в нашем детстве был такой книжный шкаф. В те времена такие вещи не покупали готовыми, часто столяр/краснодеревщик приносил их деталями и собирал по-месту.
А теперь напиши про переезд в новуй район. Ведь это было колоссальным событием.

Спасибо, Мишенька! Я бы не догадалась, что этот стол можно было разобрать. В моей памяти он только целиком!:)

Нет, Маргоша, скорее всего разобрать его было нельзя. Приходил мастер (так было у нас), приносил детали и разводил дома столярный клей и собирал изделие на клею прямо по месту использования. После этого только выломать, клей хватал намертво.

Зоенька! Спасибо! И знаешь, я сегодня вспомнила, как звали мамину знакомую из Ирбита. Ее звали Лизой. Никогда не вспоминала.

Видишь, оно само появляется, когда считает нужным.

Он не дал украсть и как дальше с уголовниками, как он выжил?

Они дождались удобного момента и всей сворой на него напали. В запертом бараке. В последнюю секунду подоспела помощь. Случайно остался жив.

Редкого мужества человек.

Да, он ничего не боялся, даже в конце свой изломанной жизни любить и быть счастливым.

Я включила Вас в список друзей и надеюсь, что и Вы включите меня в свой список, чтобы я получала информацию о Ваших новых текстах, а Вы бы видели мои комментарии.

С удовольствием!

Очень надеюсь, что продолжение следует.

Спасибо, Мурочка! Произошла странная вещь. Вчера я написала продолжение, на мой взгляд, вполне осмысленное. По крайней мере, так думала, пока писала. Но поставила последнюю точку и ужаснулась. Не получилось у меня. Есть в жизни места, куда нельзя возвращаться. Вчера до меня это дошло вполне. Но я обязательно продолжу.

Иногда просто надо подождать. А возвращаться нужно, обязательно нужно.

Постараюсь найти способ!:)

Маргошенька, трогательно, тонко и тепло! Спасибо тебе.

Спасибо, Танечка!

  • 1