КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

Previous Entry Share Next Entry
ИНКА
buroba
ИНКА

Родилась 18 июня в 1951 году.
В 2000 была сбита машиной в Израиле.

Посвящается Евгении Яковлевне.

Когда я думаю про Инну, первое, что я вижу - виноград. Тяжелые зеленые гроздья винограда на праздничном столе. Пока Инка вынимает из печки свои необыкновенные пироги, я ножницами разделяю грозди на отдельные мелкие веточки. И вот уже не только цвет, а еще запахи и звуки. Пироги готовы и лежат каждый в своем блюде. От запахов можно сойти с ума. Только Инка может так быстро, весело и вкусно приготовить пир. Я стараюсь не спешить с виноградом, тем более, что это занятие так совпадает с моими представлениями об этих плодах. Я, так же, как и Инка, ненавижу обглоданный виноградный скелет.
- Хачапури, - отвечает она про пирог кому-то из гостей. В нарастающем гуле все подходящих людей ее голос ни с каким не спутать. Он какого-то необыкновенно праздничного тембра. И это не только по праздникам. Он такой всегда.

С Инкой и Мишей всегда было легко и приятно. Мишка был замечательный мальчик. Он часто приезжал на Щукинскую и гулял со мной и маленькой Алиской в парке. Вот только часто его умные близорукие глаза становились несоответственно возрасту печальными. Он уехал в Израиль с мамой на несколько лет раньше сестры. Работал в институте Вейсмана. Тяжелая болезнь неожиданно обрушилась на него и спасти могла только пересадка костного мозга.
У Инки и Миши оказалась стопроцентная совместимость, но он умер, потому что операция была сделана слишком поздно. Инкину семью не выпускали три года.
Спасение жизни было слишком мелким поводом для внимания отупевших от власти российских чиновников.

В Москве мы жили рядом и дети у нас рождались друг за другом. Моя Алиска, ее Дашка, мой Минька, ее Марьяшка, и уже через много лет, у меня в Америке – Белка, у нее в Израиле – Габик. И ему было восемь, когда Инки не стало.

Однажды был такой особенный день, когда мы с Инкой поехали по магазинам закупать необходимые в дальнюю дорогу сувениры. Мы ждали тогда разрешения, не предполагая, что окажемся первыми в ряду отказников. Купили жостовские подносики, еще какую-то ерунду и неожиданно, в загородном универмаге наткнулись на немецкие пальто, длинные, из мягкой шерсти. Инка выбрала себе серо-розовое, а я просто серое. И долго мы эти пальто носили. Следующие одинаковые пальто были у нас из американских посылок. Такие из искусственной кожи на рыбьем меху роскошные коричневые пальто, которые с треском лопались на морозе.
Очень часто, по вечерам, на уютной щукинской кухне за круглым столом, покрытым клеенкой с фруктово-овощным узором, играли в “Монополию” и в “Эрудит”. За этими играми Инка потрясала меня своим ровным, живым и веселым терпением. Из монопольных фигурок она всегда выбирала себе утюжок.
Ну, что же еще? Квартира в Строгино, бешеные закаты на незастроенном еще горизонте, трамвайный круг с бегущими, как часовые стрелки, трамваями быстро отсчитывает время и уже уехали Евгения Яковлевна с Мишкой.
Последнее лето перед отъездом впервые не снимается для детей дача и Инка с Витей и девочками приезжают с утра в Речник, а вечером на маленьком пароходике уезжают в Строгино.
В то лето был неслыханный урожай яблок и целыми днями мы их поедали, не в силах прекратить это дивное занятие. Но яблок было так много, и так они бездарно пропадали, что решили мы с Инкой их насушить. Целый день мыли, резали и раскладывали на простынях, положенных на крышу. А на следующий день пошел дождь. Единственный в этот яблочный месяц.
В саду, за деревянным с шаткими ногами столом, обедали, шли купаться на печанные карьеры позади дачи, валялись в гамаке, Длинные летние дни были наполнены теплом и покоем, из которых вылетали, как чудесные бабочки, смех и счастливые вопли наших детей.
Инка в то лето вязала скатерть. Крючок, повторяя характер умелой руки, ловко и незаметно делает тонкие узоры . Инка стоит в проеме дачного окна и чем дольше я вглядываюсь в прекрасное лицо, тем лучше вижу, как она похожа на Мадонну Литту.

  • 1
ох какая тяжелая судьба, жизнь очень несправедлива. Меня всегда ужасно бесит, что так много хороших людей уходит, а гниль как правило живет долго и счастливо - взять хотя бы нашу бывшую соседку с верхнего этажа, похвалявшуюся тем, что была сексотом и продолжающую гадить даже в свои 90 лет (.

Как было в Москве, вы уже вернулись?

Удался рассказ, она перед глазами.
С возвращением! Все ли получилось как хотелось?
Очень хочется услышать голос в телефоне.

Не выпускали около года.

Габи было восемь.

Bиноград, эрудит, утюжок и скатерть я помню. Спасибо.

Не выпускали около года.

Габи было восемь.

Bиноград, эрудит, утюжок и скатерть я помню. Спасибо.

Мне всегда нравился сапожок, но детей к монополии не подпускали.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account