маргоша (buroba) wrote,
маргоша
buroba

Про Италию

27 сентября

Обнаружила я висящую много лет в темном углу за шкафом фотографию и захотелось мне художественно описать то далекое время, когда фотография эта была снята, и маленькое кафе в Венеции, во внутреннем дворике которого я случайно наткнулась на шероховатую розовую стенку с чахлым цветком в старом горшке. И я написала о времени, людях и разнообразных смешных эпизодах, сопровождавших путешествие в Италию, к нашим друзьям в город Турин.

Написать -то я написала, даже перечитала несколько раз с немалым одобрением, как вдруг напало на меня необъяснимое отвращение к этому вполне безобидному тексту. А заодно и к самой идее привычно спасаться в откровениях. Надеюсь, что отвращение носит временный характер, и я с усиленным удовольствием буду и дальше резвиться в сетях, прихрюкивая от счастья.


28 сентября

Я, конечно, отторгнутый мной текст воспроизводить не буду, не в моих это правилах, скажу только, что путешествие было рассчитано на две недели - одна в Москве, другая - в Италии. Та, что в Москве, тщательно записана моей тогда еще подслеповатой рукой, и я, пожалуй, покажу ее, хотя и не думаю, что записи эти имеют цену. Впрочем, время прошло, и теперь любой звук из прошлого становится интересным.
Что касается Италии - можно ли сказать словом об этой волшебной стране? Но о людях можно говорить бесконечно, и мне повезло узнать итальянскую семью, живущую на высокой горе в доме, похожем на замок, Услышать пение отца Элианы Джованни, сорок лет пропевшего в Ла Скала, испытать необыкновенное родственное тепло. И вот небольшая история о Джузеппе.

Состояла семья из отца семейства, Джузеппе, его жены Элианы и троих почти взрослых сыновей. Определил моего мужа в это семейство его приятель, Гарик Степанец, с которым он в 1988 году в Италии ждал американской визы. Когда приятель получил визу, а Мех не получил и лишился всех пособий, Гарик отвез Меха к своим друзьям в Турин, где Меха моментально усыновили, и где он такж е быстро освоил итальянский.

С Джузеппе - Беппе, Гарик подружился в Москве, куда Беппе приезжал по работе и, однажды, сильно заболел и попал в больницу . Когда он благополучно оттуда вышел, самой любимой была история про кашу, память о которой он сохранил на всю жизнь.
Беппе, как иностранца, определили в отдельную палату, которую живо соорудили из небольшого подсобного помещения для хранения белья. Помещение имело сквозной проход, через одну дверь которого с большой кастрюлей, любовно прижатой к животу, заходила раздавальщица и огромной половешкой бухала в глубокую тарелку, стоящую на тумбочке, серую студенистую массу, продолжавшую качаться уже после исчезновения женщины с кастрюлей.
Беппе осторожно относил тарелку в сортир, который по счастью, находился вместе с душем в бывшей бельевой, вываливал содержимое в унитаз и едва успевал возвратиться на место, как опять заходила женщина с кастрюлей и, обрадованная хорошим аппетитом пациента, плюхала добавку, как потом узнал Беппе, геркулесовой каши, не оставляющей при вываливании никаких следов, вследствие чего сразу становилось ясно, с каким удовольствием голодающий иностранец вылизывал тарелку.
И вот тогда Гарик действительно спас Беппе от голода, покупая ему на рынке еду. После чего они очень сдружились, тем более, что Гарик, кроме итальянского, знал еще около десятка разнообразных языков.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments