маргоша (buroba) wrote,
маргоша
buroba

Categories:

ЧЁРНАЯ СМОРОДИНА

Надо было осторожнее нюхать, но я не ожидала, что новорождённый смородиновый лист пахнет с той же оглушительной силой, что и взрослый.
Такой острый чувственный взрыв ещё только музыка может во мне произвести.
И несёт меня в тёплое бесконечное детство, я бегу наперегонки с сестрой к маленькому дачному домику, где нас уже поджидают с обедом. Я слышу неторопливые голоса двух братьев - папы и дяди Миши. У них очень похожи голоса, но у папы чуть мягче, будто он старается сгладить разрыв между счастливым началом жизни и горьким недоумением конца. Мама со своей двоюродной сестрой Кларой, женой дяди Миши, дирижируют обедом.
Мы с Розкой быстро едим и бежим через заднюю калитку в предвечерний мир с высокой травой и тёплым белым песком, в который с размаху плюхаемся и возимся с наслаждением, потом, слегка разомлев от сытного обеда, приступаем к любимому занятию - загребаем песок и пропускаем его через неплотно сомкнутые пальцы, пока на ладони не остаются обломки перламутра.
Из транзисторного японского приемника, подаренного дяде Мише родственником из Хабаровска, вдруг появляется Золушка, и мы забываем обо всем, даже о перламутре, остаётся только страх, что намотанные на приёмник батарейки сядут и прервётся упоительная музыка с текстом, который читает наш кумир Литвинов.
Солнце медленно уходит, нас опять зовут есть, но как можно о еде, когда счастье от музыки пронизывает насквозь. И тогда мама ставит на деревянный садовый стол глубокую тарелку, полную чёрной смородины.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments