маргоша (buroba) wrote,
маргоша
buroba

ВЕРА МАТВЕЕВА 23.10.45 —11.8.76

Я услышала Веру ещё до того, как появилась ее первая пластинка с двумя песнями. Почему-то она продавалась в уценённом отделе допотопного московского универмага.
А услышать мне посчастливилось сразу все, что было записано на магнитофонной пленке и принадлежало близкой вериной подруге Лене Рождественской.
Мой брат с Леной дружил, они учились в Архитектурном институте в одной группе. И меня с ней познакомил. Поэтому неразрывно сплелись оглушительное впечатление от песен и небольшого отрывка давней московской жизни, когда в большой комнате с высокими лепными потолками мы с Леной делаем салат Оливье и я запоминаю на всю жизнь, что сначала перемешать, а потом солить. Запоминаю не про салат, а для попадания в снежный вечер на Рождественском бульваре, где впервые слышу Веру, где в переплетенных горестных судьбах столько близости к ещё неведомой моей.
И лето в Боголюбове. Мы с Леной сидим на пригорке, на ней новые голубые кроссовки, чудом добытые в очереди. Я радуюсь за неё и догадываюсь, что время для счастья упущено. Еще помню историю, рассказанную Леной про маму. Ее мама в 37-м идёт с работы домой. К ней подходят и называет ее фамилию.
- Вот и все, - думает мама, пока до неё доходит, что прохожий ищет Рождественский бульвар.

Уже давно нет той Москвы и тех славных девочек, одна из которых пела как ангел, а вторая это пение хранила.
И если я помню и люблю Веру Матвееву, как мне не вспоминать Лену Рождественскую.
О ней же никто не напишет.

Ах, разбудили меня, разбудили, за грустный расчёт…
YOUTUBE.COM
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments