маргоша (buroba) wrote,
маргоша
buroba

Categories:

боевские бани

Нас у мамы было двое – двое маленьких девочек-близнецов с огромными черными глазами, которые по мнению всех, без исключения, прохожих, следовало хорошенько отмыть. Некоторые из этих глупых прохожих дарили нам конфеты и мы на время забывали о своем несчастье. Маме нравилось внимание посторонних и она с удовольствием демонстрировала наше удивительное сходство, от которого мы уже тогда не прочь были избавиться. К счастью, по маршруту нашего следования в парк «Сокольники» располагалась «Керосинная лавка», в которую, к нашему удовольствию, мама всегда заходила полюбоваться посудой, большими коричневыми кусками невкусного мыла и разными другими интересными вещами. Пока наша мама рассматривала товары, мы с сестрой, отдыхая в мутноосвещенной лавке от приставания любопытных, глубоко вдыхали чудесный запах керосина.
Раз в неделю ежедневные прогулки в парк разбавлялись походом в баню. Мы думали тогда, что это не просто одна баня, а какое-то неопределенное количество бань, которые так и назывались – Боевские бани. Но мы ходили всегда в одну и ту же, единственную, которую из глубокого уважения (один из вариантов) посетители наградили множественным числом.
В бане кончались наши переживания из-за глаз и начинались новые из-за волос. Каким-то образом мама управлялась с необыкновенно густыми и длинными нашими волосами и затем, под наши горестные вопли расчесывала их простым гребешком, из которого от нагрузки вываливались зубы. И если прогулки с приставаниями мы еще кое-как выносили, то посещение бани было для нас настоящим адом. Мы с сестрой были тогда очень послушными детьми, но ужас перед баней сохранился у нас навсегда. Разумеется, мы не в состоянии были разобраться в его причинах, и ужас этот хранился в нашей памяти до тех пор, пока взрослый опыт не соединился с детскими предчувствиями.
Особенно запомнились зимние бани, когда из морозного, еще светлого дня мы, ухватившись за маму, входили в огромный, мутный от тяжелого пара, зал.
В мучительно-душном банном тумане двигались отвратительно распаренные тетки с отвислыми, похожими на блины, грудями, которые повисали прямо над нашими головами, если тетки оказывались мамиными знакомыми и наклонялись из желания получше нас рассмотреть.
Через некоторое время, в бывшем городе Загорске, уже немного подросшие, рассматривая богатые росписи на стенах храмов, мы обнаружили, что изображение преисподней напоминает уже пережитые ощущения, но какие – еще не понимали.
Облив кипятком мраморную скамью и поставив на нее добытые в честном бою шайки, мама принималась намыливать нас большой, похожей на лошадиный хвост, мочалкой, и мыльные брызги летели в шайки, в которых мы с сестрой купали розовых целуллоидных поросяток, каждая свою.
Из грохотания шаек по мраморным скамьям и какого-то утробного гула, сопровождавшего мытье населения, мы с сестрой тоже извлекали свою выгоду, закрывая и открывая уши маленькими ладонями. Я до сих пор среди несносного шума прибегаю к этой детской игре, особенно на концертах классической музыки, когда в изысканную тишину последнего аккорда врывается буйный грохот переношенных аплодисментов.
Но после испытаний, в предбаннике, нас ожидала награда в виде толстой тети Зои в засаленном на животе белом халате. Она ловко, в пол-оборота, полоскала над чахлым фонтанчиком граненный стакан, и мы с замирающим сердцем смотрели, как вытекает из стеклянной трубочки тягучая струйка двойного сиропа, на который из открытого незаметным движением руки фокусника-профессионала второго крантика с шипящим ворчанием изливался водопадик чистой газировки.
Мы забываем только что пережитые банные потрясения, мы наклоняем над стаканами свои расчесанные в муках головы и в лицо брызгает щедро долитая тетей Зоей колючая вода.

23 июля 2004 г.
Tags: рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments