?

Log in

No account? Create an account

КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

Previous Entry Share Next Entry
детское чтение
buroba
ДЕТСКОЕ ЧТЕНИЕ

Первая книга, самостоятельно прочитанная пятилетними мной и моей сестрой, была про двух баранов. Это поэтическое произведение, вводный курс к познанию преступлений и наказаний, наиболее полное представление о которых мы почерпнули впоследствие из известного одноименного романа.
Читали мы без остановки самую разнообразную литературу, которой была набита районная библиотека. Но самыми любимыми были наши собственные, зачитанные до дыр, книжки, непостижимым образом нашедшие себе место в крошечной комнатке, где располагалась наша семья – наши родители, наш старший брат, научивший нас читать, и мы с сестрой.
Как две маленькие гусеницы, мы выгрызали понятные дорожки из быстро шелестящих томов Марка Твена, Джонатана Свифта и Даниэля Дефо. Толстые живописные альбомы, покупаемые папой для нашего брата, будущего художника, тоже пользовались нашим вниманием. Мы часами рассматривали прекрасную женщину с пышными голубыми волосами, нежных в красном бархате детей, важных карликов в роскошной кукольной одежде, голых младенцев с вытаращенными глазами и узкомордых небольших собачек.
Я не знаю, когда появилась у нас эта желтая тонкая книжонка, но первыми моими страшными переживаниями, не оставлявшими меня много лет, я обязана именно ей.
Вполне возможно, что Болеслав Прус, выдающийся польский писатель-реалист, пользовался в Советском Союзе заслуженной славой, тем более, что произведений Шолохова явно не хватало для всех желающих. И, судя по всему, отбоя от переводчиков не было, если учесть количество крупных и малых произведений, ставших доступными для советского читателя.
Нет, мне и в голову не приходит рассуждать о литературной ценности этих незнакомых мне произведений, на это достаточно специалистов, но любопытно было бы посмотреть на кретина, придумавшего издать рассказ Болеслава Пруса «Антек» в серии «Мои первые книжки», доверчиво приобретенную нашими родителями. Более того, о том, что у книжонки есть реальный автор я узнала всего несколько дней назад, случайно на него наткнувшись в Интернете.
В самом начале длинного списка сочинений я, к своему удивлению, вдруг обнаружила это странное имя Антек. Я быстро пробежала глазами по длинной маловразумительной, но вполне реалистической истории и убедилась, что небольшой отрывок, вынесенный в детскую книжку и отравивший мое детство, я помню почти дословно.
Может быть, эта книжонка проехала бы мимо, как проезжали тонны прочитанного хлама, но, к несчастью, сестру этого самого Антека звали, как и мою, Розой.

Тяжело заболевшую девочку по совету соседки засовывают в растопленную печь и не успевают во-время вытащить. А потом, дождавшись темноты, закапывают обугленный скелетик в саду.
Обливаясь слезами я порвала жуткую желтую книжку на мелкие кусочки и до последнего дня нашей десятилетней жизни в Сокольниках дрожала от страха за Розку и ненавидела печь, хотя и знала, что после нашего рождения печь была перестроена, и никакая девочка, даже самая крошечная, не могла туда поместиться.

С тех пор пролетела целая жизнь и уже двеннадцать лет, как нет моей Розочки, случайно умершей от страшной врачебной ошибки.
Судьба распорядилась так, что пришлось мне пережить наяву и ее сожжение в просторной крематорской печи и оплакивание бедного праха в далекой чужой могиле.

24 июля 2004 г.


  • 1
Я тоже помню эту книжку и чудовищный ужас от нее...

А у меня была в той же серии "Сказание о Кише" Джека Лондона. Совершенно не интересуясь судьбой мальчика, я страшно сочувствовала медведю. Он был такой большой и красивый на картинке. А поскольку воображение у меня было всегда лучше, чем соображение, то я даже испытывала боль в животе.
По-моему, в Детгизе работал как минимум один садист.

Спасибо, Лея! Это самый лучший подарок мне! А что до садистов - думаю, их было больше одного!)

  • 1