?

Log in

No account? Create an account

КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

Previous Entry Share Next Entry
Наш день рождения
buroba


И был еще один очень хороший день — 28 июля. И приезжали тогда в это самое Быково все наши родственники и друзья. И вот, проснувшись утром от ощущения неслыханного праздника, мы с Розкой начинали ждать, когда нас заберут ко взрослым. Но никто не торопился нас забирать, и мы плелись на гнусную прогулку и, давясь, ели ненужный обед, и нас даже заталкивали на дневной сон.
И тогда нам казалось, что мы все придумали и уже ничего не будет, и мы лежали и тихо рыдали в подушки.
Но когда наши мокрые ресницы начинали горестно смыкаться , в спальню открывалась дверь и приходила наша мама, нарядная и праздничная. Она вынимала нас из заплаканных кроваток и уводила в прекрасный мир взрослых. Мы выходили из спальни очень тихо, чтобы никто не проснулся и не потревожил нашего тайного счастья. Оно было только нашим и ничьим больше.

  • 1
Витька остался один посреди кривобокой Мымринской улочки. Голова его кружилась от противоположных мыслей. Но он не успел выбрать из них какую-нибудь одну. Взревел мотор, и Витька, не помня себя, сиганул на подножку. За спиной захлопнулась дверь.
«Мамочки, чё я наделал?! – испугался Витька. – Ладно, сойду на следующей. И этого чудика заберу. Тоже мне, Африка!»
Но от переживаний Витька тут же заснул, прислонившись к запасной шине. Петька, не отрываясь, смотрел в окно. Со ступенек, где они прятались, были видны только вершины деревьев, но и это приводило его в восторг.

Когда стемнело, они были уже в Рязани.
– Ну, и чё теперь делать? – заныл Витька, оказавшись на незнакомой площади, продуваемой всеми ветрами. – На улице ночевать, чё ли?
– Эх ты, чёкало! Увязалось на мою голову! – отмахнулся Петька, жадно озираясь вокруг. – Иди домой!
– Какое домой, Жинжиков?! – взвыл Витька. – Куда ты меня затащил? Говорила мамка не водиться с тобой! Сидел бы сейчас дома, в тепле, у телика, котлету б жевал с картошечкой…
– Бабки есть? – перебил Петька.
– Ну, – неохотно признался Витька. – Батя сотню дал на завтраки.

Купив два гигантских пакета с чипсами, они отправились на вокзал. Витька хмуро жевал, сидя в неудобном жестком кресле, а Жинжиков, запрокинув голову, с упоением изучал расписание поездов дальнего следования. И поминутно бегал к огромной карте, висевшей на противоположной стене.
– Нашел! Нашел! – затряс он задремавшего Витьку. – Поезд до Бреста! Через полчаса! Бежим, надо разведать!
Витька приоткрыл один глаз, осоловело огляделся и подскочил. Вспомнив, где они находятся, он чуть не разревелся от жалости к себе. Но Петька уже тащил его к стеклянным дверям вокзала, за которыми угрожающе плескалась ночь.
– Ненавижу тебя, Вжинжиков, – огрызнулся Витька себе под нос.
Ругаться громко он не стал, боясь, что Петька его бросит. Это было бы еще хуже, чем какой-то Брест, о котором без умолку трещал «Вжинжиков».

  • 1