?

Log in

No account? Create an account

КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

Previous Entry Share Next Entry
Наш день рождения
buroba


И был еще один очень хороший день — 28 июля. И приезжали тогда в это самое Быково все наши родственники и друзья. И вот, проснувшись утром от ощущения неслыханного праздника, мы с Розкой начинали ждать, когда нас заберут ко взрослым. Но никто не торопился нас забирать, и мы плелись на гнусную прогулку и, давясь, ели ненужный обед, и нас даже заталкивали на дневной сон.
И тогда нам казалось, что мы все придумали и уже ничего не будет, и мы лежали и тихо рыдали в подушки.
Но когда наши мокрые ресницы начинали горестно смыкаться , в спальню открывалась дверь и приходила наша мама, нарядная и праздничная. Она вынимала нас из заплаканных кроваток и уводила в прекрасный мир взрослых. Мы выходили из спальни очень тихо, чтобы никто не проснулся и не потревожил нашего тайного счастья. Оно было только нашим и ничьим больше.

  • 1
– Эй, Африка, вставай, сейчас Василиска придет, – тряс его за плечо лысый; рядом ошалело моргал взъерошенный Витька.
Стрелочник спустил полусонных мальчишек с крыльца, вывел на тропинку и слегка подтолкнул в спины. Братья послушно засеменили прочь. Серый туман вставал поперек горла, лип к волосам, к ресницам, мешая открыть глаза. Рядом ухала и волновалась невидимая птица. Лес вздыхал, ворочался, шелестел, зевал.
– Видел, Витька? – прорезался вдруг в тишине веселый голос. – Вяз-то упал! Прямо на рельсы! Или ты не заметил ничего, тетеря?
– Врешь ты все, Жинжиков, – с бесконечной взрослой усталостью отозвался Витька и потуже затянул капюшон.

За деревьями взошло солнце. Туман расступился, и в лесу стало просторнее. Витька сурово топал по тропинке. Он твердо решил, что приключений с него хватит: надо добраться до станции, купить билет и вернуться домой.
«А Жинжиков пусть катится, куда хочет! Я ему не сторож, – мрачно думал он. – Эх, и выдерет же меня батя! А все из-за этого… баобаба! Не буду больше с ним водиться! Лучше телик смотреть!»
Жинжиков лазил по бурелому, наваленному вокруг тропинки, трещал сучьями, сражался с зарослями, ойкал и визжал, когда за шиворот стекала ледяная роса. Витька старался не обращать на него внимания, но это было невозможно.
– Гляди! Гляди! – то и дело орал Жинжиков с таким восторгом, будто видел все в первый раз. – Дятел! Ящерица! Улитка! Изумруд! Изумруд!
Петька рухнул на колени, приложил голову к земле и восхищенно замер.
– Какой еще изумруд? – недовольно остановился Витька.
У корней огромной сосны рос мох. Капли, продетые в его нежно-зеленые пружинки, сверкали в лучах низкого солнца, как крошечные драгоценные камни.
– Это вода, Жинжиков. Обыкновенная вода, – покровительственно вздохнул Витька и пошел дальше.
– Какой же ты скучный! – крикнул Петька ему вслед.
– Я не скучный, я взрослый, – не оборачиваясь, поправил Витька.
– Взрослый? Ну и дурак!

Re: Жинжиков-9

Не может быть, чтобы это было все.

Конечно, нет. Будет ещё много.
Это мы с вами играем в игру - повесть в журнале. Много-много выпусков.

Повесть одного знакомого человека. Рукопись.

Вы читайте, радуйтесь, угадывайте кто. А когда повесть закончится - будет ещё одно удивительное открытие.

  • 1