?

Log in

No account? Create an account

КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

Previous Entry Share Next Entry
Наш день рождения
buroba


И был еще один очень хороший день — 28 июля. И приезжали тогда в это самое Быково все наши родственники и друзья. И вот, проснувшись утром от ощущения неслыханного праздника, мы с Розкой начинали ждать, когда нас заберут ко взрослым. Но никто не торопился нас забирать, и мы плелись на гнусную прогулку и, давясь, ели ненужный обед, и нас даже заталкивали на дневной сон.
И тогда нам казалось, что мы все придумали и уже ничего не будет, и мы лежали и тихо рыдали в подушки.
Но когда наши мокрые ресницы начинали горестно смыкаться , в спальню открывалась дверь и приходила наша мама, нарядная и праздничная. Она вынимала нас из заплаканных кроваток и уводила в прекрасный мир взрослых. Мы выходили из спальни очень тихо, чтобы никто не проснулся и не потревожил нашего тайного счастья. Оно было только нашим и ничьим больше.

  • 1
Отмывшись ледяной водой из колонки, они отправились за едой. Магазин находился тут же, на привокзальной площади, однако по дороге Жинжиков умудрился несколько раз поставить их обед под угрозу. Витька едва успел оттащить брата от игровых автоматов, земля вокруг которых была плотно утоптана и густо усыпана шелухой от семечек и окурками.
Стоило им миновать опасное место, Петька уже прилип к фонарному столбу, где висела пыльная афиша цирка-шапито.
– За прошлый год, балда! – Витька сердито подтолкнул его к магазину.
Под розовой вывеской «ПРОДУКТЫ», аккуратно опустив ноги в канаву, полную оберток от мороженого, сидел высокий человек в форме железнодорожника. Синяя куртка его была вся в засохшей грязи, карманы брюк вывернуты наизнанку, в черные волосы набилась осенняя труха. Мужчина держался за голову и громко стонал.
Витька не успел перехватить Жинжикова.
– Эй, ты чего? – присев на корточки, Петька потряс высокого за квадратную коленку.
Тот перестал стонать и замер, косясь на мальчишек страждущим карим глазом.
– Тебя с поезда, что ли, выгнали? – продолжал допытываться Петька.
– Нет еще, – с трудом ответил человек. – А может, да. Ляд его знает, – и снова застонал.
– Так чего ж ноешь?
– Анжелика, – выдавил из себя высокий и отчаянно замолчал.
– Жинжиков, пойдем, а? – Витька дернул брата за шиворот. – Охота тебе ввязываться во все подряд!
– Может, ему деньги нужны? – задумчиво пробормотал Петька.
Железнодорожник замотал головой, и с волос его посыпалась солома.
– Карман жгут? – зашипел Витька, вспомнив, как мамка ругала батю в день зарплаты. – Неймется сбагрить? Отдай мне! Целее будут!

В магазине они опять поругались из-за чипсов, и Витька, наконец, отнял у брата всю выручку.
– Чьи это вы будете? – сощурилась на них продавщица, похожая на снежную бабу, слепленную дошкольниками.
– Свои, – солидно ответил Витька, пряча за пазуху вареную колбасу.
– Безобразовские что ли?
– Сказал бы я, кто тут таковский, – прошептал Витька, еще не решавшийся вслух спорить со взрослыми, и сунул в карман плавленый сырок. – И чипсов дайте. Так уж и быть.

Когда они вышли из магазина, в канаве уже никого не было. Петька покрутил головой и увидел в конце улицы сутулую фигуру в синей форме. Склоняясь почти до самой земли, железнодорожник послушно плелся за девчонкой в веселой желтой куртке. Два белобрысых хвостика торчали у нее из макушки, как антенны.
– Чё рот разинул? Втюрился? – прыснул Витька и ловко увернулся от Петькиного кулака.
Они уселись под одинокой стеной разрушенного или недоделанного строения, возвышавшейся над жухлыми лопухами на задах станции. Витька жевал степенно и вдумчиво, а Петька с набитым ртом вертелся и озирался по сторонам. Ничего примечательного вокруг не было, только на сером кирпиче прямо у них над головами едва виднелась робкая карандашная надпись:
«Яковлев! Тебя любит девачка из «Б» класса!»

  • 1