КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

Ещё про сыр
buroba
Мой друг Мишенька написал воспоминание о недавней поездке в Вену, в нескольких частях, каждая из которых по-своему блестяща. Но особенно близок мне рассказ о сырах, вкус, запах и внешность которых Миша отобразил в своём очерке совершенно мастерски!
Мне тоже очень захотелось высказаться на эту неувядающую тему, хотя специалистом в этой области назвать себя не могу. Но, несмотря на весьма поверхностные знания о сырах, один его вид присутствует в моем маленьком рассказе о любви, что подтверждает скорее чувственное отношение мое к этому изысканному кушанью.
Сыров на свете великое множество и у каждого свой вкус и своя история, с которой, как пёс с хорошей родословной, сыр находит своего любителя.
Мой брат, к примеру, относится к сыру с какой-то неправдоподобной страстью и ест его с тем же выражением, с каким знатоки пригубляют вино. Есть у меня подозрение, что не каждый кусок сыра и глоток вина способны приводить в восторг их потребителя, но об этом уже было в Голом короле.
На самом деле найти свой сыр очень трудно, особенно в наше время, когда все меньше остаётся людей, помнящих вкус настоящего сыра. Да и откуда новому поколению его знать, если не существует знаков передачи вкуса и поколение свято верит, что переложенное бумажками вещество желтого цвета и есть сыр.
В этом смысле музыке повезло куда больше, у неё есть нотные знаки.

В моем детстве ещё попадались малютки-сыровары, пока однажды ночью не пришла ведьма и не забрала их навсегда. Но до сих пор, если заглянуть в окошко, можно увидеть стол, за которым болтая недостающими до пола ногами сидим мы с сестрой. На столе сыр в блюдечке с похожими на слезки дырками и таким вкусом, который уже никогда не повторится.

ЯНВАРЬ
buroba

(no subject)
buroba
КАК КОНИ МЕДЛЕННО СТУПАЮТ...

Медленно, но верно, уже больше ста лет ступают кони. Им торопиться некуда.
Да, мало в фонарях огня, но чужие люди дорогу знают.
Поэту уже тепло, на нем хороший тулуп. Его не смогли отобрать санитары из тифозного барака.
- Вот она, вечность - думает поэт, глядя в небо, и крупные декабрьские звезды улыбаются ему.

27 декабря 1938 г., в 12 ч. 30 мин. в больничке пересыльного лагеря под Владивостоком умер
ОСИП ЭМИЛЬЕВИЧ МАНДЕЛЬШТАМ.

15 декабря 1987 года
buroba

30 лет в Америке

Мне казалось, что перевернется вся моя жизнь!
Жизнь вокруг, действительно, перевернулась, но я в круговорот так и не попала.

Вот небольшой кусочек из наших странствий.

"Из Ладисполи на автобусах эмигрантскую толпу привезли в Аэропорт. Потом мы прилетели в Нью-Йорк и оттуда, через пять часов, в небольшом самолете приземлились в Бостоне. В три часа ночи в автомобиле встретивших нас друзей мы въехали в город Линн. Я сидела на заднем сидении, обнимая своих спящих детей, уже почти ничего не понимая, как вдруг странный звук на мосту пронзил меня насквозь и я почувствовала, что моя дорога назад здесь оборвалась. Ни тогда, когда перелетали через океан, а именно в тот момент, когда ребристая поверхность разводящей части моста прогрохотала в моем сердце.
Когда на следующий день, 15 декабря, мы проснулись и выглянули из окна, все кругом было белым - деревья, пруд, дом с красивой башенкой напротив, и сам воздух, состоящий из крупных легких снежинок, летевших из низкого серого неба."

Алиска одела потеплей Фафу и бесстрашно вышла прямо на замерзший пруд.

Image may contain: 1 person

Макс пишет
buroba
Да, на исходе дней выпала мне радость сказать вам, дорогие маргошины друзья, как много вы для нас значите! Сама она уже не раз об этом вам сообщала, но я решил повторить это признание для тех, кому некогда заглядывать в ее журнал. Тем более, что текст, написанный собакой, выглядит умней и значительней.
Не знаю, как сочинилось такое долгое вступительное слово! Я только собирался привлечь ваше внимание к тому забавному факту, что уже совсем ничего не вижу и потому диктую все это доброй Маргоше, а она стучит по клавишам.
Вся моя семья очень переживает за меня, но мне совсем неплохо! Я даже не догадывался, как в собачьей памяти хранится память о каждой травке, щекотавшей мой нос, о каждом деревце, где я задирал ножку, о всех направлениях, где я бывал молодым и зрячим. А если мне хочется узнать чего-то нового, чего я сам никогда не видел, - Маргоша берет меня на руки и рассказывает с подробностями. Как правило, эти новости не относятся к запахам и звукам,  с этим у меня все в порядке - и аппетит хороший и музыкой мы с Маргошей наслаждаемся вместе.
А новость даже не очень для меня новая, я-то хорошо знаю страшное месте в большом торговом центре, где продают собак. Но Маргоша не соображает его обойти и надолго прилипает к стеклянным клеткам, в которых полуспят напоенные снотворным зельем щеночки.
Меня самого почти пятнадцать лет назад забрали оттуда, но я хорошо помню этот ужас, когда забирают других и надежды на спасение уже не остается. Вот и на этот раз Маргоша все никак не може забыть этих собачек, даже снимок сделала, и говорит, что надо договориться с полицейскими, которых там много и у всех большие животы и сонные лица, будто их тоже поят зельем, зайти туда ночью и унести всех собачек и раздать тем, кто будет их любить как своих детей.


Вот небольшой отрывок из моих дневников.
"Не знаю почему, но меня забрали в большой собачий магазин и посадили в ужасную клетку, из которой я жалобно выглядывал на покупателей. Но они все проходили мимо и вскоре меня уценили, потому что никто не хотел меня. Я забивался в угол вонючей клетки и тихонько плакал от одиночества и несчастной моей судьбы. Особенно стало страшно, когда вдруг стали исчезать никем не купленные собаки.

И вот, когда я уже перестал надеяться, в магазин пришла небольшая девочка с папой и мамой. Я уже много перевидал и детей, и взрослых, но такой девочки никогда не видел! Она вошла и в магазине зазвенели золотые колокольчики и даже толстая кассирша в татуировке заулыбалась. Я стоял на ослабевших задних ножках и, держась передними за прутья клетки, закрыл глаза от страха, что и на этот раз не возьмут. Но девочка пошла прямо ко мне и протянула руки и стала гладить меня через решетку, а через пять минут на ее руках я покинул навсегда страшный собачий питомник.
Девочка по имени Аннабел несла меня на руках и так бережно прижимала к себе, что я не мог сдержать слез и прятал морду в ее густых золотисто-каштановых локонах."
А это я сейчас.


(no subject)
buroba
О ПОГОДЕ

У нас снега нет и, наверное, еще долго не будет, но в воздух с каждым днем холодеет. Пошли мы сегодня с Максом на вечернюю прогулку и я пожалела, что не надела варежек. Но, зато, в черном небе блестел только что отточенным лезвием новенький месяц, а рядом яркая звездочка.
Все улицы освещены рождественскими огнями, из окон смотрят свеженаряженные елки, а в конце переулка, ведущего к нашему дому, так тихо и темно, что можно услышать как еще совсем недавно со старого дуба летели и мягко стукались об асфальт последние желуди.
Желуди - один из самых любимых моих предметов в этом мире. Я помню их с тех же пор, как и себя. Летом они ощутимо оттопыривали мои карманы и было так приятно пошевелить разгоряченными пальцами их прохладные, с едва заметными на ощупь продольными полосочками, зеленые тельца, но так, чтобы на них сохранились шершавые шляпки.
Теперь под дубом абсолютно чисто, и в этой чистоте есть некоторая торжественность как перед всякой, даже временной, смертью.

Дрова не нужны?
buroba
Я не успела сказать привет декабрю. Он налетел так внезапно, что первый день уже превратился в третий и если время не уменьшит свой бег, - скоро и январь раскрасит окошки морозом и будет подглядывать в дома через растопленные монеткой прозрачные кружки. Он очень любит елки с простыми разноцветными шарами, особенно золотыми и синими. Как увидит, так и смотрит долго, а если кружок запотевает, он его протирает варежкой.
А в конце ноября пришлось срубить в нашем дворе старый развесистый клён, который во время сильного урагана случайно не рухнул на дом.
Теперь у нас дров на всю зиму хватит и если кому надо - берите!


День благодарения
buroba
Пока вся Америка поедает индюшек, мы на скорую ногу смотались в лес. Успели на последнее отделение.


Про кота
buroba



Нашего рыжего кота зовут Чарли, но все его зовут Рыжий или Рыженький. Это очень хороший кот, - мягкий, теплый и доверчивый. Гуляет он на закрытой веранде и уже можно не так, как первое время, волноваться, что убежит на волю. Он из всех наших котов первый на улице не гуляет. Слишком близко дом от дороги.

Рыжий страшно любопытный и нет места, куда он не может запрыгнуть, но самое любимое, это кухонные шкафы, дверцы которых мы закрываем специальными крючками, и стоит зазеваться, как кот с совершенно счастливой мордой уже поглядывает, пробежав фигурной рысцой по тарелкам, с верхней полки.
Этот хитрый кот понимает, что дверцы заперты, но тонкий кошачий нюх подсказывает ему, что постоянные дежурства у шкафчиков могут закончиться победой.


Еще про лес
buroba
Нетрудно заметить, что все мои лесные заметки про один и тот же лес, куда я стремлюсь всей душой. Скорее всего эта тяга к лесу сформировалась  в первый год жизни, когда наша мама увозила нас в парк Сокольники  и там на свежем воздухе и полной свободе наслаждалась зрелищем нашего неспешного взросления. В дальнейшем, когда мы с сестрой уже сносно передвигались на двух лапах, наши вкусы разошлись - Розочку потянуло к домашним мирным занятиям, а мне так и не удалось выйти из леса. Я ззастряла в нем всем своим одиноким недолюбленным существом и остается только поражаться, откуда тогда во мне взялось это знание необходимости леса.
Никто, а я тем более, не пытался интересоваться моим индивидуальным устройством, никому не приходило в голову, что две одинаковые девочки могут быть разными, а способ сложения и деления пополам окончательно разрушит надежду на уверенное будущее.
Мое бегство в лес было, разумеется, неосознанным, но я помню, как хорошо и спокойно было мне сидя на ветке дерева упиваться одиночеством. Словно ловкая обезьянка я залезала повыше и устраивалась в своем гнезде, где  хранились недоструганные палки, нож и книга.
Потом детство кончилось, но я еще долго со своими кавалерами лазила по деревьям в надежде найти в таком знакомом переплетении веток ответ на тайные взрослые вопросы.
И чем дольше я живу на этом свете, тем меньше понимаю, как не умея плавать мне удается в нем выплывать. Но я точно знаю, что лес оставался со мной всегда. И тогда, когда я мечтала жить в маленьком городке на берегу океана, и тогда, когда уже почти тридцать лет там живу.






?

Log in

No account? Create an account