Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

15 декабря 1987 года

30 лет в Америке

Мне казалось, что перевернется вся моя жизнь!
Жизнь вокруг, действительно, перевернулась, но я в круговорот так и не попала.

Вот небольшой кусочек из наших странствий.

"Из Ладисполи на автобусах эмигрантскую толпу привезли в Аэропорт. Потом мы прилетели в Нью-Йорк и оттуда, через пять часов, в небольшом самолете приземлились в Бостоне. В три часа ночи в автомобиле встретивших нас друзей мы въехали в город Линн. Я сидела на заднем сидении, обнимая своих спящих детей, уже почти ничего не понимая, как вдруг странный звук на мосту пронзил меня насквозь и я почувствовала, что моя дорога назад здесь оборвалась. Ни тогда, когда перелетали через океан, а именно в тот момент, когда ребристая поверхность разводящей части моста прогрохотала в моем сердце.
Когда на следующий день, 15 декабря, мы проснулись и выглянули из окна, все кругом было белым - деревья, пруд, дом с красивой башенкой напротив, и сам воздух, состоящий из крупных легких снежинок, летевших из низкого серого неба."

Алиска одела потеплей Фафу и бесстрашно вышла прямо на замерзший пруд.

Image may contain: 1 person

Вирус

Мой журнал очень старый. И он попался мне под руку в нужное время. Вначале я отнеслась к нему с некоторой усмешкой, но вскоре обнаружила в нем массу привлекательного. Оказалось, что мои посты не исчезают, как плевок в темном колодце, оказалось, что мне была подарена возможность не только сохранить вкус прошедших дней, но и приобрести привычку к весьма приятному занятию. Кроме того, и это самое важное, я нашла таких друзей, о каких и мечтать не смела.
Ну и конечно, занятие это, как справедливо отметила моя милая подружка ottikubo, засасывает, как хорошее болотце.

Не знаю, где я подцепила этот вирус, скорее всего в самолете, и вместо того, чтобы описать высоким слогом встречу в Сан Франциско с моим дорогим сыном и его четырехмесячным сыночком, я бездарно валяюсь в полусознании и по мне шныряют холодные злые собаки.
А пишу всю эту дребедень чтобы не утратить навыка выражать мысли даже при полном их отсутствии!:)

"...там царицы спят и цари"

Я в Москве. Мне очень нравится полная перемена декораций и возможность сохранять все свои привычки. Так бывает только среди очень любимых и близких людей. В самолете все было спокойно, а вот в аэропорту Шереметьево граждан, прибывших из Америки, отогнали в угол и милая коренастая девушка в марлевой повязке, из которой торчали полные благородного страха за отечество белые глаза, изиеряла построенным в длинную очередь гостям температуру. Не знаю, откуда у них измерительтная пушка, но удивленных граждан из Америки она, слава богу, не касалась. Параллельно этой экзекуции, свободные сотрудники аэропорта шмонали чемоданы. Искали свинину. А так все хорошо! Если кто захочет погулять в Покровско-Стрешнево и набрать родниковой водички, звоните, приходите. (8 499 193-6288)

Трудно поверить,

но я, кажется, на некоторое время таки улетаю, мои друзья. И все так хорошо складывается, вот только, вылезая из подвала, головой слегка о доску задела. Но со мной все хорошо! Даже пишу вам это письмецо одной рукой, а другой держу на голове банку с огурцами. Первое, что попалось в холодильнике. Теперь пахну рассолом и не знаю, пустят ли в самолет!:)
До встречи!

Лечу в Калифорнию

Из дома вышла в полшестого утра, в восемь самолет задвигался и пополз. Люблю сидеть у окна, есть куда голову сложить. Но рядом расположился молодой человек, который мог бы не выливать на себя бутылку одеколона. Что еще хорошо у окна, так это то, что все видать - и как чемоданы грузят на ленту, и как человек в красной куртке и зеленых штанах, подъехавший на синей машинке, поливает из шланга обледенелые крылья самолета.
С каждым разом все тяжелее отрываться от дома. И собираться я так и не научусь. Эта ненавистная деятельность до того меня раздражает, что долгожданная радость свободы вязнет в страхе забыть самое важное. Щетку, например, зубную. Пришлось купить в Калифорнии.
При сдаче багажа теперь надо платить. Один чемодан - 15 долларов, второй - 25. Так что с двумя имеем прибыль. К сожалению, у меня только один, но черной девушке, (в такую рань все девушки в аэропорту черные) я, случайно, заплатила за два, в чем убедилась впоследствие, покупая себе кофе. То-то девушка странно на меня поглядвывала, пряча деньги в кассу. И в самолетах еду теперь покупать надо. И если раньше можно было задарма подкрепиться какой-никакой мелочью, то теперь только соки-воды в маленьких стаканчиках, заполненных до половины льдом. Я, впрочем, льду очень рада - за шесть часов полета все внутри сохнет и перегревается.
Девушки-разливальщицы работают с прежним, обеденным, выражением участливых, любящих лиц. Меня самолетное голодание вполне устраивает, мне всегда казалось, что нажираться в самолете - самый настоящий разврат, но не каждый летящий способен от него отказаться.
Наконец, самолет приземлился и, пересев на другой, совсем маленький и уютный самолетик, через сорок минут я уже утопала в объятиях моего дорого Меха. Правда, пересадка, на которую у меня ушли остатки сил и все отпущенное время, бодрости мне не добавила, но все-таки пересесть я успела!
Но самое главное - из самолетного окошка я увидела такое! И это, не забывайте, с самой высокой высоты!













Идем на посадку

(no subject)

Какие разные, однако, понятия - вернутьcя и возвратиться. Я вернулась из двухнедельного счастья. И каждый раз так трудно привыкать.

Из самолета.