?

Log in

No account? Create an account

КУРЬЁН БУЛИНЫЙ

публичный дневник Маргоши

Entries by category: литература

ДНЕВНИК МАКСА
buroba
Мех чистит Максу зубы и рассказывает ему сказку про волка.
Мех говорит, что из всех сказок, которые он рассказывал Максу, когда чистил ему зубы, про волка у Макса была самая любимая.

МАКС ПИШЕТ 1
МАКС ПИШЕТ 2
МАКС ПИШЕТ 3
МАКС ПИШЕТ 4
МАКС ПИШЕТ 5
МАКС ПИШЕТ 6
МАКС ПИШЕТ 7
МАКС ПИШЕТ 8
МАКС ПИШЕТ 9
Последнее письмо Макса 10

Илья Ильф
buroba
13 апреля 1937-го умер Илья Ильф. Этот человек много для меня значит. С его Записными книжками я начинала жизнь и с ними продолжаю. Я всегда носила с собой эту маленькую синюю книжечку, но однажды ее украли.
Прошло много лет. Мы перебрались в Америку и невозможно сосчитать, сколько раз насмешливый голос Ильфа возвращал мне сознание.
С Симочкой мы случайно встретились и очень близко дружили до последних ее дней, которые ровно поместились в девяносто лет. Дружба с Симочкой - один из дорогих мне подарков в равнодушной эмигрантской среде. После ее смерти "среда" своим орлиным нюхом быстро определила место наживы и растащила по своим углам нехитрые симочкины пожитки.
У неё был кукольный ослик, подаренный ей Образцовым. Она всегда беспокоилась за его судьбу. Но когда я пришла в ее разоренное жилище, ослика уже не было. А на пустой книжной полке лежала синяя книжечка - Записные книжки Ильфа.

СКАЗКА СТРАНСТВИЙ
buroba

Не ожидала, что уже завтра Новый год. Хорошо, что заглянула в дневник. Надеюсь, что новый год будет милостив ко всем моим друзьям!
 И еще я вспомнила, что есть у меня небольшой рассказик про новый, давно ушедший, год, в котором было счастье. И я подумала, что сегодня в самый раз им поделиться.

СКАЗКА СТРАНСТВИЙ
Однажды я со своей дочкой-первоклассницей оказалась в настоящем Доме отдыха. Надо сказать, что Дома отдыха и все остальные общественные заведения, включая больницы, я терпеть не могу, но отказываться от неожиданного предложения бесплатного отдыха было неразумно и вот, в точно такой, как сегодня, морозный голубой веселый день, мы вошли в массивные ворота Дома отдыха и, под уханье репродуктора, из которого летело как бомба - "на недельку до второго я уеду в Комарово", мы прошли по широкой дороге мимо огромной новогодней елки, к главному корпусу, который поразил меня своей мощью. Дом-то серьезный был, принадлежал зернозаготовочному министерству!
И стали мы с Алиской отдыхать на полную катушку, питались четыре раза в день, а на ночь, если было не лень, ходили пить кефир с булочкой - пятое питание. Познакомились с очень милой семейкой, в которой тоже была девочка Алиса, и тоже первоклассница, катались вместе на лыжах, любовались на речку Пахру. И вот у них я увидела "Первоклассницу" Шварца. Я прямо задрожала, когда ее увидела. Одна из моих первых, любимых, на всю жизнь запавшая в душу с девочкой (точно такой, как мы с Розкой) Марусей, вербой и трамваями, горем и смехом. И книга - та самая - большая квадратная с рисунками-фотографиями, издания 52-го года. Выпросила я книгу и впервые ее перечитала. И наткнулась на главу, где Маруся, счастливая от сделанных уроков, выбегает во двор и под широкой каменной аркой прыгает на одной ножке и мечтает, как со одной стороны выйдет к ней товарищ Ленин, а с другой - товарищ Сталин. Я обожаю Шварца, и это ужас, что приходилось ему идти на такое, но меня удивило, что не помнила я этого, хотя книжку знала наизусть.
Прошло несколько дней и захотелось мне моего маленького сыночка привезти к нам. Чтобы и он подышал свежим воздухом и вокруг елки новогодней потоптался. Оставив Алиску на наших новых друзей, я поехала в Москву, взяла двухлетнего Миньку, который оставался с бабушкой, и, на метро с пересадками, на автобусе, от которого еще пешком по морозу с тяжеленьким малышом на руках, одетым в шубу и валенки, добралась до цели. И всем нам стало очень хорошо! Мы целый день гуляли, кормили Миньку припасенной из столовой едой, катали его на санках и я была счастлива, что мои дети со мной.
На следующий, наш предпоследний день, Минька заболел. Я металась с ним на руках, горячим и капризным, и не знала, что делать, потому что его пребывание в Доме было абсолютно нелегальным.
В этот же день с утра Алиска с нашими знакомыми ушла на лыжах в лес. К обеду кроме них все вернулись. Отстучали в столовой ложки, повалил тяжелый мокрый снег, резко стемнело.
Невменяемая от ужаса, я застыла с больной крошкой на руках у окна, и тут, одновременно, появилась моя с яркими розами на щеках Алиска и в комнату ввалилась с хохотом компания, возглавлял которую голый по пояс и на лыжах Мех. За ним, без лыж, Розка с Мумриком.
И дальше быстрый калейдоскоп сплошного счастья! Куда-то подевалась минькина температура, Алиска, откушав остывший обед, побежала смотреть кино, а я, обретя свободу, пошла в столовую за едой для моих гостей. В столовой как раз кончался полдник, и добрая раздавальщица сунула мне целый пакет только что испеченных булочек. Я пробралась в кинозал, чтобы подкормить Алиску, в тот самый момент, когда Орландо с Мартой под божественную музыку летят на синих крыльях. С тех пор фильм «Сказка странствий» стал любимым не только для нас всех, а и для наших будущих детей, которым суждено было у нас с Розочкой родиться.
К вечеру мы все забрались в мехину машину и вернулись в Москву для дальнейшей, еще никому неизвестной жизни.


Исаак Бабель
buroba
Вчера родился мой любимейший писатель - Исаак Эммануилович Бабель.

Отрывок из рассказа Элья Исаакович и Маргарита Прокофьевна:

" - Каждый человек имеет  свои  неприятности,  -  промолвил  Гершкович  и
рассказал о своей семье, о пошатнувшихся делах, о сыне,  которого  забрали
на военную службу.
   Маргарита  слушала,  положив  голову  на  стол,  и  лицо  у  нее   было
внимательное, тихое и задумчивое.
   После ужина, сняв пиджак и тщательно протерев очки суконкой, он сел  за
столик и,  придвинув  к  себе  лампу,  стал  писать  коммерческие  письма.
Маргарита мыла голову.
   Писал Гершкович неторопливо, внимательно, поднимая брови,  по  временам
задумываясь, и, обмакивая перо, ни разу не забыл отряхнуть его  от  лишних
чернил.
   Окончив писать, он посадил Маргариту на копировальную книгу.
   - Вы, нивроко, дама с весом.  Посидите,  Маргарита  Прокофьевна,  проше
пана.
   Гершкович улыбнулся, очки блеснули, и глаза сделались у него блестящие,
маленькие, смеющиеся.


   На следующий день он уезжал.  Прохаживаясь  по  перрону,  за  несколько
минут до отхода поезда Гершкович заметил Маргариту, быстро шедшую к нему с
маленьким свертком в руках. В свертке были пирожки, и жирные пятна от  них
проступили на бумаге.
   Лицо у Маргариты было красное, жалкое,  грудь  волновалась  от  быстрой
ходьбы.
   - Привет в Одессу, - сказала она, - привет...
   - Спасибо, - ответил Гершкович, взял пирожки, поднял брови, над  чем-то
подумал и сгорбился.
   Раздался третий звонок. Они протянули друг другу руки.
   - До свидания, Маргарита Прокофьевна.
   - До свидания, Элья Исаакович.
   Гершкович вошел в вагон. Поезд двинулся."

Про частушки
buroba
Я родилась в Москве, в Сокольниках, на тихой улице, в двухэтажном деревянном доме.
Об этом доме и о детстве моем уже много рассказано, но теперь мне кажется, что нерассказанного еще больше.
Проходит время, я уже научилась выступать от своего единственного Я, но в мире моего детства все по-прежнему - мы с сестрой, наш старший брат, мама с папой, крохотная комнатка, в которой было только счастье.
Наши соседи, семья алкоголиков, часто напивались и наверняка из их пьяных ртов вылетала всякая дрянь, но ничего этого я не помню. В памяти сохранились немые сцены, которых было достаточно, чтобы покалечить детскую душу. А слух прятался в глубину наших маленьких  ушных раковин.
Кем были эти люди, откуда они взялись, почему пили до скотства - зачем нам было знать! Явление это было таким же привычным, и таким же неизбежным, как утро и вечер,  зима и лето.
Пили они тяжело и беспробудно неделями, поэтому навык отворачиваться от диких картин из всегда распахнутой дери в  их свинарник, мы приобрели рано. Да и долго ли нырнуть в свою комнатку, пройдя несколько метров  так называемой кухни, из которой было два выхода - черный и парадный.
Вполне возможно, что мой интерес к частушкам мог бы пробудиться уже в то время, но соседи наши были людьми сугубо городскими,  и никакого пения, плясок и гармоний их мрачный праздник не содержал.
Через много лет, уже сносно отличая Моцарта от Бетховена, я познакомилась с Пашкой. Пашка в то время собирал этикетки от пива. У него их была полная обувная коробка. Некоторые этикетки были даже неиспользованными, что весьма повышало их ценность.  Кроме этого увлечения Пашка собирал и пел частушки. А я в это время освоила пишущую машинку, которую мой папа приобрел для себя. Он печатал на ней свои переводы патентов, а я Бродского.
И на этой пишущей машинке я под пашкину диктовку, давясь от смеха и страха, что услышат родители, печатала частушки на обороте пивных этикеток. Под номерами. На наш хохот в комнату заглянул мой папа, решив, что мы печатаем приглашение на свадьбу. Мои дорогие родители! Им так хотелось увидеть свою дочку хоть куда-то пристроенной, что в каждом моем приятеле они усматривали жениха, и, действительно, женихи у меня были, но только не Пашка, с которым мы до сих пор дружим.
Ливень разнообразных, абсолютно непристойных, частушек, которые спокойно и с большим знанием дела исполнил Пашка после рекспектабельного пения известных поэтов,  настиг меня так внезапно, что не успев опомниться, я оказалась под обаянием непринужденного хулиганского веселья! В тот вечер страх неприличного перестал сязывать меня, как перестают связывать пеленки вышедшего из них младенца. Это был прорыв!
Но! Сколько еще прорывов надо было совершить моей запеленутой до ушей натуре!

Кто любит частушки - приходите в гости! Гармошки у меня, правда, нет, но гитара имеется.
Частушки обладают свойством, которое на бумаге исчезает, поэтому я не буду  приводить их для примера. Можно в интернете поглядеть.  А люблю я частушки народные остроумные и дерзкие!
Кстати, недавно вышла очередная книга этого моего старого приятеля. Очень рекомендую.
Отрывок из книги: http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/4/11n.html

ОТКУДА БУРОБА?
buroba
Когда я завела себе этот дневник, надо было выбрать имя, по которому должны были узнавать меня мои будущие друзья. Тогда, десять лет назад, мне показалось остроумным выступить под именем персонажа сказки Алексея Ремизова "Зайка". Мне показалось, что в какой-то степени даже мило отождествить себя с образом до невозможности жутким, но вместе с тем совершенно  безопасным, учитывая мое далекое младенчество. За десять лет мое отношение к образу несколько изменилось, между нами пролегла та пропасть, в которой смех от удачной мистификации становится все глуше. Но мне уже никуда не деться от этой старухи -  прячась за углами, она монотонно преследует меня и когда-нибудь заберет в свой черный мешок, но, надеюсь, это будет еще не скоро!:)
Отрывок из "Зайки"
"Лишь только солнце подымалось до купола и в саду Петушок-золотой гребешок
появлялся, приходил к Зайке старый кот Котофей Котофеич. Впрыгивал Котофей в
кроватку и бережно бархатной лапкой будил спящую Зайку.
Просыпались у Зайки синие глазки, заплетала Зайка свою светлую коску.
Котофей Котофеич пел песни. Так день начинался.
Зайка скакала, беленькая плясала. С ней скакала Лягушка-квакушка с отбитою
лапкой, плясали две Белки-мохнатки. А гадкий Зародыш садился на корточки в
угол, хлопал в ладошки да звонил в серебряный колокольчик.
То-то веселье, то-то потеха!
И обедать готово, а Зайку за стол не усадишь.
Завязывал Котофей Котофеич Зайке салфетку, и принималась Зайка кушать
зайца жареного да козу паленую, а на загладку "пупки Кощея", такие сладкие,
такие вкусные, малиновые и янтарные, - весь ротик облипнет.
Тут Лягушка-квакушка себе мух ловила, а Белки-мохнатки орешки грызли.
Но вот заходило за домик Барабаньей Шкурки красное солнце, проходила мимо
башенки старуха Буроба, проносила Буроба огромный мешок за плечами.
Не дай бог повернет Буроба в башенку! Подымется Буроба наверх по лестнице,
возьмет Зайку в мешок, унесет с собою да и съест.
Которые дети спать не ложатся, Буроба в мешок собирает".

У нас в доме, когда мы с сестрой еще были маленькими, имелся альбом Юрия Анненкова, и мне всегда было бесконечно жаль нелепого человека в очках и с мухой на лбу, которую, как было написано под портретом, у него не было сил отогнать, так он был замучен жизнью. Но как-то он все-таки муху эту спугнул и уехал в Париж, и больше я о нем ничего не знала, пока не прочитала его книг. Одна из любимых - Тристан и Исольда.